Сибирь Енисейская – центр притяжения инвестиций?

Объёмная иллюминированная 3D-надпись на левом берегу реки Енисей в Красноярске видна издалека: только одна буква весит в среднем 3 тонны, в сумме — не меньше 52. Из более чем 1,5 тысячи сборочных болтов и шпилек собрали конструкцию 8 метров в длину и 112 в ширину. Такое вот визуальное воплощение масштабов того замысла, который символизируют два слова, знакомые каждому красноярцу и запомнившиеся иностранным гостям Универсиады и КЭФ-2019. Однако не каждый знает и понимает, что же это такое — «Енисейская Сибирь». Из первых уст об этом — руководитель АО «Корпорация развития Енисейской Сибири» Сергей Ладыженко.


Сергей Ладыженко,
руководитель АО «Коропрация развития Енисейской Сибири»

— Сергей Николаевич, наши читатели — руководители промышленных предприятий и технические специалисты. Могли бы вы для них рассказать, что же это такое — «Енисейская Сибирь»?

— «Енисейская Сибирь» — это комплексный инвестиционный проект (КИП), объединивший три региона: Красноярский край, республики Хакасия и Тыва, который предполагает активное сотрудничество в экономической и социальной сферах. Он утверждён Правительством РФ и включает в себя 32 крупных инициативы, поэтому сегодня это самый крупный комплексный инвестиционный проект, который реализуется в стране. Общий объём инвестиций, заявленный компаниями-инвесторами, — почти 2 трлн рублей. Это проекты более 60 организаций в различных сферах: добыче и переработке металлов и минералов, различного сырья, сельском хозяйстве, транспортно-логистической и сфере инноваций.

То есть по всему спектру возможных направлений с учётом специфики наших регионов с богатым ресурсным потенциалом. Все проекты — в разной степени готовности, где-то уже идут работы на площадке, роют котлован, бьют сваи. С какими-то мы сейчас занимаемся разработкой технико-экономического обоснования, подготовкой финансово-экономической модели для того, чтобы претендовать на меры поддержки федерального и регионального уровней. До 2027 года мы планируем реализовать весь портфель. Это позволит создать порядка 70 000 рабочих мест, в значительной степени увеличить оборот малого и среднего бизнеса, который зарегистрирован на территориях трёх субъектов. Ну и, конечно, принесёт существенные налоговые исчисления в бюджет.

Реализация КИП возможна благодаря поддержке федерального правительства, министерства финансов РФ, региональных властей Красноярского края, Хакасии, Тывы. Чтобы координировать процесс, была создана Корпорация развития Енисейской Сибири, как раз мы и занимаемся сопровождением этого портфеля проектов. Это широкий комплекс услуг, направленных на помощь инвестору в вопросах прохождения всех необходимых процедур, привлечения требуемых ресурсов и решения других задач. Мы налаживаем коммуникацию с потенциальными инвесторами, которым интересен наши регионы, предлагаем уникальные условия и меры господдержки, подбор необходимого участка, привлечение соинвесторов. Сегодня «вторая волна» проектов, которые намерены вступить в «Енисейскую Сибирь», уже насчитывает несколько десятков. Однако потенциал мы оцениваем в сотню таких инвестпроектов: столько возможностей сегодня предлагают наши регионы.

— Какие у проекта «Енисейская Сибирь» конкурентные преимущества?

— Наличие на территории регионов доступного первичного сырья широкого спектра в больших объёмах. Территориальное расположение и развитая логистическая инфраструктура делают наши регионы конкурентоспособными. Здесь проходит Транссиб, решается вопрос о подключении к нему Тывы за счёт строительства железной дороги Кузыл-Курагино, что максимально свяжет регионы. Плюс авиасообщение — у нас большой международный аэропорт, на базе которого будет создан логистический хаб.
 
И, конечно, водное сообщение, поскольку регионы тоже имеют возможность выхода в Северный Ледовитый океан и могут использовать Северный морской путь для доставки грузов в европейскую часть континента, на Дальний Восток и в Азию.

Для резидентов мы предлагаем специальные условия. Статусы ТОСЭР и ОЭЗ дают налоговые льготы и другие плюсы, которые могут быть интересны инвесторам. Сейчас формируется особая экономическая зона для переработчиков металлов — технологическая долина. Мы готовим проект планировки, необходимую документацию для присвоения этого статуса Министерством экономического развития РФ. 
В планах — в 2020 году принять первых резидентов, и мы активно приглашаем всех заинтересованных.

Кроме того, для поддержки сельского хозяйства будет создана территория опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), где будут реализовываться проекты по производству и переработке сельхозпродукции.

В Красноярском крае и Хакасии избыток электроэнергии, поэтому нет проблем с недостатком ресурса в целом — это ещё один бонус. Это имеет существенное значение в сфере добычи и переработки, где энергоёмкость производственного процесса очень высокая.

А ключевое преимущество проекта  — это поддержка федерального центра благодаря работе Министерства финансов РФ и проектного офиса, который создан при нём. Сегодня наши проекты в индивидуальном порядке готовятся и рассматриваются на уровне первого вице-премьера министра финансов РФ. Могу уверенно сказать, что независимо от сложности проекта скорость согласования и получение необходимых решений за счёт административной поддержки — максимальна именно для проектов «Енисейской Сибири».

— Могли бы вы назвать примеры самых сложных проектов, на которые требуется много времени?

— Как правило, сложность зависит от масштаба. Абсолютное большинство проектов в нашем портфеле очень масштабны. Например, на севере будет реализован проект по добыче нефти. Для этого необходимо завершить геологоразведку, передать необходимые земельные участки, завершить предпроектные изыскания, создать базовую инфраструктуру и технологические дороги. В перспективе появятся портовая инфраструктура, населённый пункт на несколько тысяч жителей, вырастут производственные мощности в тундре. Задача усложняется ещё и тем, что мы должны учитывать транспортную недоступность территорий, сложных для освоения из-за низких температур.

— С какими проблемами к вам обращаются компании — потенциальные участники «Енисейской Сибири»?

— Чаще встречается необходимость поиска соинвестора у небольших проектов. Не всегда доступны кредитные средства под необходимые условия, поэтому компании готовы делиться долей для получения оборотных средств под запуск проекта. У нас с десяток таких инициатив, для которых мы рассчитываем финансовую модель и ищем партнёров. Для других проектов важной задачей является подбор земельного участка либо получение лицензии на недропользование. Часто встречается потребность в оформлении земельно-правовых отношений, связанных со сменой назначения того или иного земельного участка, внесением изменений в генплан или схему территориального планирования. В некоторых случаях инвесторы обращаются с просьбой так структурировать проект, чтобы он был интересен банкам. И те, в свою очередь, предоставили проектное финансирование. Какие-то проекты заинтересованы в поддержке государства, без которой они просто невыгодны инвесторам. Это подтверждает финансовая модель: например, если показатель IRR сравнить со среднеотраслевым по определённому виду деятельности, то становится очевидно, что без поддержки проект «не летает», а с ней показатель становится в границах среднеотраслевого. Тогда мы совместно с Минфином РФ подводим проект под федеральные меры поддержки.

— Верно ли говорить, что один из рисков реализации «Енисейской Сибири» — разные весовые категории входящих в неё субъектов? В сравнении с очевидно перспективным Красноярским краем Тыва — среди аутсайдеров рейтинга инвестиционной привлекательности. В первую очередь из-за недостаточно развитой инфраструктуры.

— У Республики Тыва большой инвестиционный потенциал, потому что это кладовая ресурсов. Повысить инвестиционную привлекательность этого региона можно путём решения двух проблем: транспортной и энергетической. Первая решается за счёт строительства железнодорожной линии Кызыл—Курагино. Генеральным подрядчиком выступило ООО «РЖД», определён механизм финансирования, поэтому сегодня мы понимаем: проекту — быть. Кроме того, северо-восток Тывы и Красноярский край соединит новая дорога длиной 300 км. Параллельно решить вопрос с энергетической инфраструктурой возможно за счёт перераспределения мощностей Саяно-Шушенской ГЭС и использование мощностей Иркутской области. В течение трёх-четырёх лет эти проблемы так или иначе будут решены. А это значит, целые производства, которые за это время пройдут все необходимые этапы от идеи до запуска технологических мощностей, смогут пользоваться этой инфраструктурой.

Республика Хакасия уже сегодня имеет ряд преимуществ. Там есть и железная дорога, и автотранспортное сообщение. Новая трасса «Абакан — Бийск», которая соединит Кемеровскую область и Алтайский край, — это новый вектор в сторону запада Сибири. В планах инвесторов — полномерно осваивать месторождения, расположенные на этой территории. Разрабатывают транспортный мастер-план Бейского каменноугольного бассейна, а это значит, уже сейчас идёт работа над стратегией железнодорожного сообщения с Транссибом.

Фото: Пётр Урозаев

Решение инфраструктурных проблем уже финансируют, в том числе при поддержке федерации. Например, один из наших комплексных проектов — Ангаро-Енисейский экономический район. Его «узкое место» — всё та же транспортная недоступность: нужен мост через Енисей. Сегодня в бюджете страны предусмотрены средства на его возведение. Это большой шаг вперёд. Следующим этапом будет строительство развязок, дорог в Мотыгинском, Енисейском, Северо-Енисейском районах.

Более того, город Лесосибирск становится новым экономическим центром Красноярского края, поскольку вокруг него собраны уже не только лесозаготовительные предприятия, но и производства по добыче и переработке металлов и минералов в вышеназванных районах.

— Сергей Николаевич, как вы оцениваете результаты работы Корпорации развития на деловых площадках КЭФ-2019, ПМЭФ-2019? Насколько удалось заявить о проекте «Енисейская Сибирь» на федеральном и мировом уровнях?

— Любой форум и деловая площадка решают несколько наших задач: мы обеспечиваем позиционирование проекта, работаем на его положительный имидж и стараемся «попасть» в целевую аудиторию — деловое сообщество нашей страны и зарубежных партнёров. Вторая задача — это, безусловно, продвижение решений, которые сегодня являются крайне актуальными для дальнейшего развития наших регионов. Работа на деловых площадках максимально эффективна и так или иначе способствует тому, чтобы менялись нормы, правила и даже законодательство. Например, уже сейчас в разработке проект закона о защите капиталовложений в РФ, меняются нормативы в классификации опасности производственных объектов, принят закон об унификации особых статусов для территорий, которые нуждаются в особом поощрении: ТОСЭР и ОЭЗ.

— Проявляют ли интерес иностранные инвесторы?

— Вообще, иностранные направления для нас — приоритет, это важно и с экономической точки зрения, и с имиджевой, потому что доверие не только отечественных, но и зарубежных компаний открывает окно возможностей для привлечения новых инвесторов из разных стран. Капитал, который сегодня должен работать за рубежом, существует, поэтому потенциальных инвесторов, которые рассматривают Россию как площадку для вложений, много. В данный момент мы налаживаем связи с австрийскими инвесторами. Более того, «Енисейская Сибирь» географически близко расположена к азиатским странам, поэтому мы активно ведём переговоры с коллегами из Китая, Японии, Южной Кореи, а также Индии и Вьетнама.


— Есть ли уже сегодня соглашения, заключённые с иностранными инвесторами?

— Конечно, ряд зарубежных инвесторов вошли в долю ряда проектов, реализация которых уже началась в Красноярском крае. С некоторыми наши инвесторы подписали соглашения о намерениях войти в долю на ПМЭФ-2019. Поэтому интерес со стороны иностранцев — не только формальный, речь идёт о масштабных проектах на десятки и сотни миллиардов рублей. Без таких партнёров зачастую нам не обойтись, потому что у них, как правило, капитал, компетенции и контакты, благодаря которым можно обеспечить рынок сбыта.

— Предполагает ли КИП «Енисейская Сибирь» проекты модернизации имеющихся промышленных предприятий?

— Как правило, нет, потому что модернизация действующего производства — это весьма условный инвестпроект. Мы всё-таки работаем с реальными инвестиционными проектами, которые, во-первых, связаны с созданием новых производств, во-вторых, объём инвестиций для них должен быть не менее 100 млн рублей. Поэтому, если речь идёт просто об обновлении основных фондов, они под наши критерии не попадают.

— Масштабные инвестиционные проекты таких компаний, как ПАО «ГМК «Норникель», ОК «РУСАЛ», ПАО «Полюс», АО «Нефтегазхолдинг», — это освоение громадных территорий, которое так или иначе повлияет на состояние экологии, в том числе, «чистых» неосвоенных территорий Сибири. Есть ли в планах экологическая программа?

— В нашем портфеле есть проект компании СГК, которая подразумевает радикальное обновление производственной базы красноярских ТЭЦ, что прямым образом скажется на состоянии воздуха в городе. В целом промышленные предприятия, которые вырастут в рамках реализации инвестпроектов, должны соответствовать всем экологическим стандартам. Этот приоритет для инвесторов — в числе первых. Создание производства с нуля учитывает самые передовые технологии: речь идёт о современных экологичных заводах. 

В итоге сократится объём антропогенной нагрузки на природу, несмотря на то что вырастет площадь помещений, мощность технологических процессов и увеличится количество сотрудников.

— Какие направления проекта связаны с развитием малого и среднего бизнеса?

— У нас очень важная задача — сделать всё для того, чтобы реализованные инвестпроекты максимально положительно повлияли на экономику и социальную сферу. Поэтому мы стимулируем всех инвесторов при прочих равных учитывать возможность привлечения местных поставщиков и подрядчиков. Для этого мы создали реестр добросовестных поставщиков, куда может заявиться любая организация, которая соответствует критериям МСП и зарегистрирована на территории Красноярского края, Хакасии и Тывы. Сегодня он насчитывает более 150 участников. Совместно с финансовыми структурами мы готовим специальные банковские продукты под пополнение оборотного капитала для поставщиков проектов Енисейской Сибири.

— Какие ещё инициативы должны максимизировать эффект реализации инвестиционных проектов?

— Недавно мы завершили конкурс «Лидеры «Енисейской Сибири», который стал первым этапом формирования кадрового резерва. В нём приняли участие более 2 000 специалистов, 500 из которых, пройдя ряд испытаний подтвердили свои высокие компетенции. Это претенденты на должности в управленческом аппарате, 70% из них работают более 5 лет либо имеют опыт руководителя. Средний возраст нашего «лидера» — 37 лет. Первый пакет резюме мы уже направили нашим инвесторам, поэтому, можно сказать, «Енисейская Сибирь» уже в действии.

Фото: vk.com/eniseysiberia

В дальнейшем мы планируем создать кадровый резерв представителей рабочих специальностей, ориентируясь на стандарты Worldskills, ведь нам нужно учитывать требования, в том числе, иностранных инвесторов. Процедура формирования и обновления этих двух реестров будет ежегодной. Однако для удовлетворения кадровой потребности одних лишь конкурсов может быть недостаточно. Поэтому вместе с предприятиями, вузами, сузами наших регионов мы готовим специальные программы и будем выращивать специалистов под конкретные инвестпроекты. Для этого мы должны так сформулировать заказ региональной и федеральной системе образования, чтобы через несколько лет к моменту запуска предприятий эти молодые люди были востребованы на рынке труда и могли работать по целевым направлениям.

— Подразумевает ли такая подготовка направление IT-технологий?

— На ПМЭФ мы с компанией SAP обсудили вопросы сотрудничества для подготовки таких специалистов для инвестпроекта «Цифровая долина Красноярска». На базе Сибирского федерального университета будет создана инновационная лаборатория SAP Next-Gen Lab, где студенты смогут создавать и тестировать решения на базе технологий машинного обучения, больших данных и интернета вещей. Самые сильные выпускники могут рассчитывать на старт карьеры в одной из компаний, входящих в инвестпроект. Их компетенции не будут ограничиваться системами электронного документооборота: нам нужен не столько IT-специалист, сколько инженер, проектировщик, архитектор, технолог.

— В штате Корпорации развития — всего 30 человек. Каким образом координировать их работу так, чтобы справляться с колоссальным объёмом информации и потоком интереса со стороны инвесторов?

— Мы негосударственная структура, поэтому нам гораздо проще оперативно принимать решения, нет необходимости в длительном многоэтапном согласовании многих процессов. К тому же у нас есть представительства в Москве, в Абакане, совсем недавно появилось и в Кызыле. Поэтому на всех территориях присутствия мы можем оперативно взаимодействовать, значительную часть вопросов наши специалисты решают самостоятельно. Нам удалось собрать профессиональную команду людей, которые заряжены на результат. Средний возраст наших сотрудников — 36 лет, это молодые, но уже опытные люди, которые готовы вкладывать много времени и сил на достижение цели, максимально используя свои навыки и умения. Кроме того, мы ориентируемся на современные методы в проектном управлении и по мере необходимости привлекаем компетентных экспертов или специализированные организации на субподряд под конкретные узкие задачи. Таким образом нам удаётся получать максимальный эффект с минимальными издержками.

Фото: vk.com/eniseysiberia


Планируемые эффекты от реализации проекта до 2027 года: 



«Промышленные страницы Сибири» №6-7 (140) июнь-июль 2019 г.

скачать pdf


№6-7 (140) Июнь -Июль Промышленные страницы Сибири
Прочитать другие публикации на Calameo


Беседовала Надежда Гесс.




© 2006-2012. Все права защищены. «Единый промышленный портал Сибири»


Цитирование приветствуется при условии указания ссылки на источник - www.epps.ru

© Создание сайта - студия GolDesign.Ru