Сегодня суббота 19 октября 2019 г. 16:33
сделать стартовой в избранное
О проекте
Контакты
Форум
Размещение рекламы
   
 
 
Логин Пароль  
 
 
запомнить на этом компьютере
регистрация  |  если забыли пароль
 
 
№63май 2012Тема номера
На чем стоит российская господдержка?
О всемогущей и вездесущей господдержке промышленных предприятий не слышал разве что отшельник с территории вечной мерзлоты. О своей помощи промпредприятиям чиновники трубят со всех трибун, а листовки и брошюры все с тем же списком услуг рассылаются миллионными тиражами по потенциальным нуждающимся. Но сможет ли государство действительно сдвинуть с мертвой точки процесс возрождения промышленности и направить его в русло модернизации и внедрения инноваций, так необходимых нам сегодня? А главное, сможет ли господдержка устоять на трёх ножках – деньги, закон и госзаказ?

У нашей страны всегда был свой, независимый и абсолютно неповторимый путь развития,  будь то жесткие меры Ивана Грозного, которых мир не видел ни до, ни после, или же модернизация государства российского Петром Великим, научившим русских Иванов создавать корабли не хуже голландских братьев. И меры государственной поддержки у нас тоже не находят аналогов в мировой истории. Мы не идём по пути японских властей, которые в нужное время оказали свои предприятиям сильные налоговые поблажки, или, как в США, не претендуем на контрольный пакет акций, чтобы списать долги или перевести необходимую сумму на счет – мы обязательно придумываем себе четвертое направление.
На сегодняшний день в нашей стране работает несколько форм господдержки – финансовая, организационная, или, как её любят называть чиновники – нормотворчество, и система государственного заказа. Как показывает практика, приносит такая система плоды сочные и вкусные только тем, кто может умело ими пользоваться в совокупности.

Первая опора – деньги
Финансовую господдержку промышленники называют не иначе как забюрократизированной. В нашей стране для того, чтобы тебе выделили деньги из регионального иди федерального бюджета, нужно достаточно времени провести в очередях, стоя за справкой в четверть листа или покорпеть над пугающим перечнем необходимых документов.  Но все же если предприниматель таки осилил этот путь, то деньги он пренепременно получит и не в черном чемоданчике, а непосредственно из кассы банка, которому государство предоставит гарантии того, что заёмщик готов погасить кредит со всеми набегающими процентами. Ещё большее количество предприятий участвует в программах субсидирования. К ним относятся и возмещение части затрат, и уплата процентов по кредиту для приобретения спецтехники и различных автотранспортных средств, правда, здесь есть один нюанс – покупка должна быть обязательно отечественного происхождения (здесь мы наблюдаем очень интересный синтез финансовых мер с системой госзаказа, о которой поговорим чуть позже). Совершенно неоспоримо в этот список попадает и принятое несколько лет назад решение о снижении стоимости подключения предприятия к источникам энергоснабжения – это не дает предприятию дополнительных наличных денег, зато дает возможность экономить свои кровно заработанные средства. И наконец, самой редко встречающейся формой финансовой господдержки может стать беспроцентный займ, но этой чести удостоены только избранные – таким методом воспользовался только «АВТОВАЗ» и некоторые стратегические предприятия оборонно-промышленного комплекса.
Японский пример господдержки снижения налогового бремени, который помог японской экономике оправиться от последствий войны, в нашей стране не приживается никак. И единственной причиной этому является непоколебимая позиция Министерства финансов РФ, которая гласит, что налоги должны быть одинаковыми для всех, независимо от статуса, территории или нужд предприятия.
Контролирующие органы пристально следят за тем, чтобы каждая выделенная из бюджета копеечка ушла строго по назначению и была использована с максимальным эффектом. К сожалению, именно система финансовой господдержки является самой коррумпированной из всех возможных механизмов.  Примеров того, когда деньги, выделенные государством на сохранение или создание рабочих мест или на поддержку материально-технической базы предприятия, уходят не по назначению, к счастью, не так много. Но они очень негативно сказываются и на самом предприятии, и на всей системе господдержки в целом, делая её в глазах промышленников сомнительным начинанием.  В конце апреля в Красноярске состоялся суд о временном отстранении министра промышленности и энергетики края Дениса Пашкова. Суд завершился не в лучшую для бывшего министра сторону – по данным следствия он участвовал в хищении денег из бюджета края вместе с экс-гендиректором завода «Сибтяжмаш» в 2009-2010 годах.  как говорят представители прокуратуры города, «они добились господдержки для завода, предоставив в возглавляемое Пашковым министерство документы с ложными данными о затратах предприятия на производство оборудования». Напомним, что в качестве субсидий «Сибтяжмашу» было перечислено более 29 млн рублей из краевого бюджета, которыми, как считает следствие, Пашков и бывший гендиректор завода распорядились по своему усмотрению, а вовсе не направили на гашение долгов по заработной плате.
Как считает Михаил Васильев, председатель Союза промышленников и предпринимателей Красноярского края, «финансовые меры господдержки всегда были и будут обеспечены пристальным вниманием правоохранительных органов, ведь там, где все основано на конкретных деньгах, возникает большая вероятность коррупции, и поэтому на мой взгляд, больше внимания должно уделяться организационной форме господдержки».

Вторая опора – закон
Организационная форма господдержки, пожалуй, самая нужная нашей промышленности. Ведь если по предыдущему, финансовому методу, поддержку получают лишь некоторые – либо сумевшие устоять перед бюрократическими препонами, либо избранные самим государством, то при устранении каких-либо административных барьеров поддержку получают абсолютно все, даже те, кто пока о ней и не задумывается.
От полного отсутствия поддерживающих законов и регламентов в 90-е годы система нормотворчества постепенно дрейфовала в сторону избыточной системы предписаний. И сейчас лишние пункты в изобилии присутствуют в нашем законодательстве, особенно в отношении некоторых отраслей промышленности.
Ещё к организационным мерам господдержки можно отнести и работу над профессиональным составом предприятия. Ведь именно государство, а не работодатель, должно заниматься повышением уровня образованности и переквалификацией работника, которого оно же когда-то и обучило в ВУЗе или техникуме. Сейчас на многих стратегически важных заводах работают люди пенсионного возраста. На смену им не приходят молодые специалисты, потому что престиж у этих профессий упал ещё в пресловутые 90-е, а экономический кризис забил последние гвозди в гроб когда то самых важных и пропагандируемых профессий – слесарь, сварщик, токарь и т.д.
Нормы, четко регламентирующие условия господдержки и её вариативные формы, создаются как на федеральном, так и на региональном уровне. Именно для будущих заказов отечественных промышленников повсеместно созданы технопарки и бизнес-инкубаторы, которые смогут разрабатывать идеи для модернизации работы конкретного предприятия.

Третья опора – госзаказ
Есть ряд отраслей, например оборонно-промышленный комплекс, на которых вся работа построена исключительно на восполнении потребностей государства. Сейчас к этому списку сильно тяготеет и прочее тяжелое и легкое машиностроение – все большее количество предприятий пополняет список работающих по госзаказу.
Форма государственного заказа в России официально начала свою работу не так давно – в 2005 году, благодаря Федеральному закону N 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», который постоянно корректируется (на сегодня действует более 25 федеральных законов, вносящих поправки в 94-ФЗ). По многим параметрам он не идеален, но каждая принимаемая поправка максимально приближает его к удобной и действенной форме господдержки промышленных предприятий.
В первую очередь новый закон был нацелен на борьбу с коррупцией. По задумкам разработчиков он должен был обеспечить прозрачность закупок и создать условия для конкуренции на торгах. Ставка была сделана на использование максимально простых, унифицированных процедур. При этом отбор поставщиков проводился по критерию наименьшей цены.
Это повлекло снижение цен на торгах, которое практически не наблюдалось до введения 94-ФЗ. В результате суммарная экономия средств для бюджета, по данным Федеральной Антимонопольной Службы России (ФАС), за шесть лет применения закона составила около 1,2 трлн руб., и ФАС рассматривал эту экономию как ключевой индикатор эффективности  работы закона.
К 2011 году контроль госзакупок осуществляли более тысячи сотрудников ФАС по всей стране.
Как следует из отчетов ФАС, сотрудники ведомства ежегодно проверяют свыше 100 тыс. проведенных закупок, выдают десятки тысяч предписаний об устранении нарушений, взыскивают штрафы на общую сумму в десятки миллионов рублей. Иными словами, в сфере госзакупок была создана реально работающая система правоприменения.
Однако в целом надежды на создание эффективной системы госзакупок не оправдались.
Фактором, который вызвал неоднозначные последствия, стал фактический запрет на использование квалификационных критериев и учет деловой репутации при отборе поставщиков. Многократно озвученная позиция ФАС сводится к тому, что процедура отбора поставщиков не влияет на качество поставок. Однако, по мнению многих промышленников, это глубокое заблуждение. Отнюдь не для всех товаров, работ и услуг можно априори определить и быстро проверить требования к качеству. Классический пример – это строительные работы или дорогостоящее сложное оборудование (например, компьютерные томографы). Именно поэтому на этих рынках важную роль играют квалификация и деловая репутация поставщика. И, увы, именно в таких сферах живее всех живых остаются так называемые откаты.
Второй спорный момент был связан с тем, что в целях обеспечения доступа к торгам малого и среднего бизнеса были введены очень низкие стоимостные пороги, после которых начиналось обязательное применение конкурентных процедур. Изначально они становились обязательными для всех закупок стоимостью свыше 60 тыс. руб., позже этот лимит был повышен до 100 тысяч. Обязательность таких процедур привела к чрезмерному расширению объектов контроля. Согласно данным Росстата, более 90% от общего числа – это так называемые «малые закупки».
Они являются объектом контроля наравне с крупными закупками, но реально их стоимостная доля в общем объеме закупок минимальна - всего около 6%.
Третий важный момент. В соответствии с 94-ФЗ был создан официальный сайт для размещения информации о госзаказах www.zakupki.gov.ru. Благодаря его наличию стала общедоступна информация о явных «отклонениях» в системе госзакупок - начиная с истории про «золотые кровати» для МВД и заканчивая «золотыми томографами». Однако за пять лет практического применения 94-ФЗ так и не были созданы нормальные механизмы анализа накопленной на сайте информации о миллионах проведенных торгов и их участниках, а также об уровне и динамике цен на закупаемые государством товары и услуги. Фактически замеченные бдительными россиянами перегибы в стоимости контрактов остаются незамеченными ни ФАС, ни прокуратурой. И единственный эффект от прозрачности системы – это повышение уровня народного гнева при очередном всплытии информации о покупке десятка люксовых «Лэнд Крузеров» для какой-нибудь районной администрации.
В целом можно констатировать, что главный акцент в политике ФАС был сделан на контроль процедур размещения заказа – при отсутствии контроля за результатами госзакупок и проблемами, возникающими при осуществлении поставок для госнужд.
Сейчас уже готовится новая редакция закона. Как она изменит политику госзаказа, покажет лишь время. Но неоспорим тот факт, что даже несмотря на вышеуказанные проблемы, система госзаказа смогла спасти от разорения многие предприятия тяжелой промышленности. Вот только если бы система была более продуманной, она смогла бы помочь ещё большему количеству нуждающихся компаний.
Все эти виды господдержки, или как мы их назвали – три ножки стула под гордым названием «господдержка», вполне неплохо могут  удержать вес нашей промышленности на себе. Главное лишь что бы эти ножки были выполнены из высококачественного дерева, и желательно отечественного происхождения, а расстояние между ними  было правильно сбалансировано нашими учеными, чиновниками и бизнес-сферой.


"Промышленные страницы Сибири" №4 (63) май 2012 г.

скачать pdf

Анастасия Ульянова.

Новости
 
В Москве стартует международная выставка Weldex 2019
Сегодня в московском выставочном центре «Сокольники» стартует......
 
 
«Техническая лаборатория» предлагает электронный смеситель газов Ar+CO2 Ar+CO2
Компания «Техническая Лаборатория», поставщик сварочного и металлообрабатывающего......
 
 
Новые фрезы GARANT Master Alu для высокопроизводительной обработки алюминия
Производительность, надёжность процесса и эффективность, присущие инструменту......
 
 
«Росэлектроника» будет поставлять герконы на североамериканский рынок
Фото: rostec.ruХолдинг «Росэлектроника» Госкорпорации Ростех начинает поставки......
 
 
Новые правила для независимой оценки пожарного риска
С 2018 по 2019 год вступили в......
 
 
«Швабе» обеспечит Узбекистан питьевой водой
rostec.ruХолдинг «Швабе» Госкорпорации Ростех запустил в Джизакской......
 
 
Инновация на рынке подшипников от NTN-SNR
Производитель подшипников NTN-SNR представил инновационную новинку KIZEI......
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
   
   
© 2006-2017. Все права защищены. «Единый промышленный портал Сибири»
Цитирование приветствуется при условии указания ссылки на источник - www.epps.ru
© Создание сайта - студия GolDesign.Ru