Сегодня среда 22 января 2020 г. 10:33
сделать стартовой в избранное
О проекте
Контакты
Форум
Размещение рекламы
   
 
 
Логин Пароль  
 
 
запомнить на этом компьютере
регистрация  |  если забыли пароль
 
 
№145декабрь 2019Промышленная площадка
«Норникель»: история одной жизни
В Норильском промышленном районе трудно найти объект производственного или жилого назначения, построенный без участия института «Норильскпроект». Если провести аналогию с организмом человека, системы вентиляции и аспирации на объектах добычи и перерабатывающих комбинатах можно назвать лёгкими. Татьяна Андреенко посвятила этому 44 года своей жизни — а ведь ещё девушкой, вступая в комсомол, она мечтала стать шофёром. Но получилось так, что ткани лёгких «Норникеля» были сотканы её руками. Это интервью о том, как на глазах строился целый мир и разрасталось крупнейшее в мире производство палладия, никеля, платины и меди.

Фото: sintez-n.ru


Татьяна Андреенко,
начальник ТЭНО

— Татьяна Васильевна, расскажите предысторию вашей жизни в Норильске? Как вы там оказались?

— Совершенно случайно. После окончания школы я подала документы в институт цветных металлов и золота (ныне СФУ — прим. ред.) на финансово-экономический факультет: в то время профессия считалась престижной. Сдала экзамены по математике и физике, а когда писала сочинение, заступила за поля, и за оформление мне поставили двояк. Так я не прошла по баллам и отправилась в Красноярский государственный политехнический институт, заново сдала экзамены и стала студентом по совершенно незнакомой мне специальности «тепловодогазоснабжение и вентиляция». Учиться было интересно, поэтому у меня был хороший выпускной балл. Дипломную работу я посвятила газоснабжению мясокомбината, поэтому рассчитывала, что по распределению меня направят на Мессояхское месторождение, которое снабжает Норильск газом. Но члены комиссии предупредили: там очень сложные климатические условия, и предложили остановить выбор на институте «Норильскпроект». Желающих было много, но я прошла в числе первых. Так в 1971 году на теплоходе под звуки «Прощание славянки» я отправилась в Норильск.

— Опишите ваш первый рабочий день в институте «Норильскпроект».

— Это было 12 августа 1971 года. Мне всего 20 лет. На теплоходе я добралась до Дудинки, пересела на электричку до Норильска. Здание «Норильскпроекта» в центре города сразу произвело на меня впечатление: пять этажей, и на каждом — длинные коридоры и множество кабинетов. Позже рядом построили новое двенадцатиэтажное здание, в котором я заканчивала свою производственную деятельность.

— Почему желающих работать на «Норильском никеле» было много, несмотря на суровые условия?

— В то время на «Норникеле» работали 1200 человек, цифра говорит сама за себя. Прежде всего, это гарантия рабочего места, жилья и хорошей заработной платы. Мой оклад был 115 рублей — для вчерашней студентки того времени приличные деньги. По приезде в Норильск, ещё до прохождения медкомиссии, меня поселили в общежитие. Молодым специалистам давали подъёмные, оплачивали проезд. Нам выдавали даже так называемые крытые шубы: это цигейка, а сверху грубый рабочий материал, потому что в тех краях самое главное — защита от ветра.

— На какую должность вас приняли? Что входило в ваши обязанности?

— Меня приняли в институт на должность молодого специалиста в большой теплоэнергетический отдел. По его проектам построили и ввели в действие объекты теплоэнергетики, тепло- и паропроводы, магистральные водоводы, газовые сети от узловых газораздаточных станций, воздухо- и кислородоснабжения на всей площадке Норильского промышленного района, включая Дудинку. Задача нашего отдела — разработка проектной документации на системы отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха, водоснабжения, водоотведения, пожаротушения и аспирации предприятий металлургии, обогащения, горнорудных и объектов стройиндустрии.

Фото: sintez-n.ru

Я попала в сектор горнорудных объектов и строительной индустрии, для которых делала предварительные расчёты и тут же приступала к работе у кульмана. Сначала я получала задание от технологов. Прежде чем принять принцип вентиляции и подогрева воздуха, нужно его продумать с учётом температуры и содержания в воздухе вредных веществ. По заданию строительного отдела необходимо было разработать подробный план с расстановкой оборудования, с разрезами, всевозможными конструкциями. К работе подключался весь отдел, сложные вопросы решали коллегиально.

— Расскажите о своём первом проекте.

— Первый проект у меня был довольно сложный — фабрика щебня. Там основная производственная «вредность» — это пыль, необходимо было разработать систему очистки запылённого воздуха и аспирации для разных объектов: это корпуса крупного, среднего и мелкого дробления. Везде планировалось установить довольно сложное оборудование. В самом начале мне было нелегко: такой большой объём информации приходилось усваивать. Но мне повезло: я попала в дружный коллектив и с любыми вопросами могла обратиться к главному специалисту или технологу.

Фото: личный архив Татьяны Андреенко
Татьяна Васильевна — в нижнем ряду справа

Фото: личный архив Татьяны Андреенко


Практически вся моя работа была связана с обязательными выездами на объекты: раз в неделю приходилось на месте решать те или иные проблемы, задачи. Рудники у нас очень глубокие. Дело в том, что в подземных выработках выделяются газы, в том числе метан, поэтому необходимо проветривание. В то же время там вечная мерзлота, калориферы нагревают воздух, который затем очищается и «выгоняет» метан. А вентиляторная, которая стоит на другом стволе, вытягивает воздух. Так и проветриваются рудники. Интересный факт: чем ниже опускается рудник, тем выше там температура. Я работала на всех рудниках: на Таймырском, Октябрьском. Был проект и на ангидритах — этот минерал добавляют в цемент и используют при производстве строительных материалов. Тот же цемент самостоятельно изготавливали на комбинате из того, что добыли.

— Припомните необычный или архисложный случай, связанный с рудниками и не только?

— Однажды мне пришлось спуститься в рудник «Октябрьский»: его глубина на тот момент была 1300 метров (сейчас, наверное, ещё глубже). Если мне не изменяет память, это был пятисотый горизонт. В клетях, на разных уровнях добывают медную, медно-никелиевую руду и все металлы платиновой группы: золото, серебро, медь, никель, платина, кобальт.


Я в принципе боюсь замкнутых пространств, поэтому для меня это была пытка. Переоделась в спецодежду: сапоги, роба, даже специальное бельё. Естественно, провели инструктаж. Из средств индивидуальной защиты — обыкновенный респиратор и каска с фонариком.


В 2008 году в честь семидесятилетнего юбилея института «Норильскпроект» Татьяну Васильевну наградили почётным знаком
«Заслуженный работник ЗФ ПАО «ГМК «Норильский никель»»


Сроки всегда были очень сжатые. Одна из чрезвычайных ситуаций произошла на никелевом заводе: из-за сильного ветра и бури там обвалилась кровля. Решать проблему нужно было срочно: первым работал строительный отдел, затем передал ситуацию в наши руки. Ориентируясь на их чертежи, специалисты нашего отдела принимали дальнейшие решения, и в конечном счёте справились!

В 1981 году наш институт принимал участие в проекте строительства городской церкви.


А ещё у нас была совместная работа с турецкими проектировщиками. Мне довелось трижды слетать в командировку в Турцию. Детский санаторий «Тесь» под Красноярском начинали проектировать югославы, а нашему институту поручили провести экспертизу: всё ли в их проекте соответствует российским нормам и правилам. Но в связи с событиями 1991 года отношения между странами обострились, и проект перешёл туркам.

— Каков был ваш путь по карьерной лестнице?

— Будучи молодым специалистом, я была одна, поэтому работала много. Так что буквально каждые полгода росла прибавка к моему окладу: 115 рублей, дальше 120 и 130. Назначили инженером, потом старшим инженером, затем главным специалистом и, наконец, я доросла до начальника отдела. В подчинении у меня уже было 60 с лишним человек — и все женщины! Все с характером, толковые, способные.

— Как ваша жизнь складывалась за стенами института?

— Как только я приехала, меня сразу завлекли в спорт. Играла в волейбол, баскетбол, ходила с туристами на лыжах, занималась спортивным ориентированием. Однажды участвовала в походеВВ  на гору Шмидтиха.

Высота этой вершины — более 500 метров. Но это всё было до встречи с будущим мужем.

Фото: sintez-n.ru

С Владимиром мы познакомились в сентябре 1971 года: его дядя был в нашем институте главным специалистом горного отдела. Он начал курировать молодых специалистов, коим я была, и пригласил на автобусную экскурсию по рудникам комбината. Так «Норникель» связал наши жизни. Мы создали семью, а в 1975 году родилась наша дочь Олечка, через 10 лет — второй ребёнок, Ромка.

Не обошла стороной меня и общественная жизнь: с 1973 года я стала депутатом Норильского городского совета депутатов трудящихся.

— Было ли у вас ощущение, что в Норильске вы временно, и когда будет возможность, переберётесь на материк?

— Конечно же, было. Всю жизнь там живёшь, и всю жизнь сбираешься уехать.

Но, тем не менее, 44 года своей жизни мы с мужем прожили в Норильске, и ни капли не жалеем. На материк, в мир, выбирались в отпуск. Ежегодно с детьми летали на море: давали путёвки в собственный санаторий «Норникеля» в Сочи — в своё время один из лучших в стране. Мы объехали всю Скандинавию: Швеция, Финляндия, Норвегия. Многие, кто приезжал туда, оставались на всю жизнь — уезжали единицы.

— Как менялось производство на ваших глазах?

— Самые глобальные перемены в проектном институте — это переход к работе с компьютером. Я начинала у кульмана с карандашиком, ластиком, а на компьютере так и не стала вычерчивать: будучи начальником отдела, я пользовалась только стандартными программами, работала с документами, готовила ежемесячные отчёты, а для задач проектирования были исполнители.

На моих глазах открывались новые рудники: когда я приехала, были только Октябрьский и Комсомольский, а когда уезжала, вовсю работали Таймырский, Скалистый, Глубокий. При мне построили Надеждинский металлургический комбинат. Никелевое производство и его объёмы уже «ушли» на Надежду. На Талнахе открыли обогатительную фабрику. Когда я жила в Норильске, комбинат развивался, а когда уже переехала, выплавку прекратил никелевый завод, закрылась агрофабрика, потому что они давали большое количество выбросов в атмосферу. Речь шла и о медном заводе.

— Сказывалась ли работа на опасных производствах на здоровье?

— Там, в Норильске, я практически не болела, на пенсию вышла в 60 лет. Больничные у меня бывали, только когда дети начинали хандрить. Югославы построили в Норильске тысячекоечную больницу, по уровню комфорта сравнимую с современными частными клиниками, специалисты там работали первоклассные. При комбинате открыли свой профилакторий: после работы можно было проходить лечебные процедуры. Так руководители Норильского никеля заботились о людях.

— Чем, по-вашему, уникален такой промышленный гигант, как «Норильский никель»?

— Прежде всего, Норильск — город тружеников. Грамотные специалисты, интеллигентные люди работали не только при мне: у нас богатейший архив, где мы находили старые проекты ещё 1940-х годов. Любопытно было посмотреть, насколько сильными специалистами были в то время ссыльные. В 1936 году, когда Норильский горно-металлургический комбинат имени А. П. Завенягина только начинали строить, «Норильскстрой» использовал труд заключённых Норильлага. Комбинат проектировали и тут же возводили без промедлений, ведь никель и медь используют в первую очередь в оборонном комплексе. Но есть и другой пример: в то время по всей территории Советского Союза одновременно строили около пяти заводов по производству минваты, так вот, ни один из них вовремя не был построен, поэтому все попросту сняли с гарантии.

Фото: личный архив Татьяны Андреенко
Рудник «Маяк»

Материалы, инструменты, колонны и балки заказывали на «материке» (в Красноярске — прим. ред.) и доставляли по воде теплоходами. На базе Норильского комбината была создана мощная стройиндустрия: производили кирпич, цемент, работали заводы железобетонных изделий и крупнопанельного домостроения. Позже построили цех металлоконструкций, создана была своя снабженческая организация — ООО «Норильскснаб», поэтому вопросы доставки всегда решались оперативно.

Фото: ar2016.nornik.ru


К СЛОВУ

Сегодня ООО «Институт «ГИПРОНИКЕЛЬ» выполняет проектные работы по восполнению мощностей и техническому перевооружению рудной базы, обогатительного, металлургического и вспомогательного производств Заполярного филиала.


К СЛОВУ

В Норильске производят более 12 металлов и элементов. Наиболее важные из них — никель, кобальт, медь, палладий, серебро, платина, золото.


СПРАВКА

Институт «Норильскпроект» образован 4 мая 1938 года как проектное подразделение (отдел), способное обеспечить проектирование Норильского комбината. В 1951 году отдел был реорганизован в проектную контору Норильского горно-металлургического комбината с возложением функций генерального проектировщика, а в 1969 году её преобразовали в проектный институт.


ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ИНСТИТУТА «НОРИЛЬСКПРОЕКТ»:

  • выполнение проектно-изыскательных и конструкторских работ;
  • применение в проектах наиболее экономичных и рациональных технических решений при одновременном снижении стоимости строительства;
  • организация проектирования с учётом новейших достижений науки и техники;
  • осуществление авторского надзора в процессе строительства;
  • участие в постоянном контроле над эксплуатацией объектов Норильского промышленного района.


ОБЛАСТИ ПРОЕКТИРОВАНИЯ:

  • горнодобывающая и обогатительно-металлургическая промышленность;
  • энергетика;
  • автоматизация технологических средств проектирования;
  • объекты стройиндустрии, торговли, складского хозяйства, транспорта, связи, жилья, соцкультбыта;
  • очистка бытовых и промышленных стоков;
  • охрана окружающей среды.


«Промышленные страницы Сибири» №12 (145) декабрь 2019 г.

скачать pdf


«Промышленные страницы Сибири» №12 (145) декабрь 2019 г.

Беседовала Нина Бойко.

Новости
 
Деловая программа выставки – главные вопросы и тренды отрасли
Завершается работа по формированию деловой программы Международной......
 
 
Перерабатывающий комплекс заменит два мусорных полигона в Подмосковье
Фото: sanitarim.ruПо информации правительства Московской области, в......
 
 
Завод «Атоммаш» покажет «сварщика будущего» Сергею Шнурову
Фото: aemtech.ru«Атоммаш», специализирующийся на производстве оборудования для......
 
 
Предприятиям повысят производительность займами ФРП
Фото: frprf.ruФонд развития промышленности изменит условия своей......
 
 
Новая торговая марка поднебесной POWTEQ в России
В конце 2019 года ООО «РВС» начало......
 
 
Технологии машинного зрения для атомной энергетики
Фото: rosenergoatom.ruНа Кольской атомной станции в Мурманской......
 
 
Российское энергетическое оборудование в Корею
Фото: t.me/energytodaygroupРоссия может поставить в Северную Корею......
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
   
   
© 2006-2017. Все права защищены. «Единый промышленный портал Сибири»
Цитирование приветствуется при условии указания ссылки на источник - www.epps.ru
© Создание сайта - студия GolDesign.Ru