Сегодня вторник 22 августа 2017 г. 10:19
сделать стартовой в избранное
О проекте
Контакты
Форум
Размещение рекламы
   
 
 
Логин Пароль  
 
 
запомнить на этом компьютере
регистрация  |  если забыли пароль
 
 
№120июль 2017Сибирь инвестиционная
Слово и дело
По неофициальным данным, в 2017 году организация КЭФа обошлась в 99 млн рублей. Правительство региона эту информацию не опровергает и не подтверждает, однако каждый год уточняется, что речь идёт о деньгах спонсоров. Но вопрос, конечно же, не в этом. А в том, насколько эффективно мероприятие, которое в последнее время именуют не иначе как «деловая тусовка».

Темы для обсуждения на круглых столах выносились исключительно актуальные. Одна из них звучала как «Сибирь — опора нового этапа экономического роста России». Действительно, природными богатствами земля регион не обделила — из рубрики «и все остальные сраны нам завидуют». Научно-исследовательский потенциал также огромен. При этом валовый региональный продукт 12 наших территорий оказывается в два раза меньше ВРП одной Москвы. Для того чтобы разобраться, почему так происходит и как ситуацию исправить, безусловно, стоит собираться за столом переговоров.
Для затравки ещё немного статистики. По итогам 2016 года СФО занимает 4 место по объёму внебюджетных инвестиций в основной капитал. При этом рост объёма этих инвестиций составил всего 4% по сравнению с 2015 годом. Наблюдалось также снижение индекса физического объёма инвестиций в основной капитал, а показатель отношения суммарного ВРП к численности населения СФО занимает одно из последних мест в России. К таким выводам пришли аналитики межрегионального центра «Сибирское соглашение».
«Основной потенциал Сибири — это природные ресурсы, энергетика, человеческий капитал, наличие научно-технических центров, транспортно-транзитные возможности. Однако нереализация мероприятий по воспроизводству и рациональному использованию природных ресурсов, также мероприятий, связанных с повышением энергосбережения, в 2014-2016 году привела к тому, что СФО освоил менее 2% от средств госпрограмм РФ, направленных на социально-экономическое и инфраструктурное развитие округа. По программе реализации социально-значимых мероприятий в сельской местности было освоено только 4%. И это несмотря на то, что 84% наших муниципальных образований — это сельские поселения», — обозначил масштаб проблемы председатель исполнительного комитета межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» Андрей Жуков.
Лебедь, рак и щука
Сергей Меняйло, полномочный представитель Президента РФ в СФО, предложил ответы на поставленные проблемные вопросы. Чиновник уверен: сибирским землям не хватает коммуникации, не хватает общего стратегического планироваться, и корень всех бед именно в этом.
«Мы, в первую очередь, должны понимать, что Сибирь — это отдельный макрорегион, и рассматривать его развитие мы должны именно с этой точки зрения. Пример приведу. У нас есть план социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона, в состав которого входят Иркутская область, Забайкальский край и Республика Бурятия. То есть мы уже пришли к тому, что это отдельный макрорегион из-за особенностей озера Байкал — из-за ограничений, которые там наложены и иных факторов. И отдельно рассматривать развитие каждого из этих регионов нельзя, потому что экономика их взаимосвязана. То же касается и Сибири.
Существует указ Президента от 16 января этого года «Об основах государственной политики регионального развития РФ на период до 2025 года». В этом документе дано определение макрорегиона, и чётко прописаны несколько направлений. Первое из них — это программное развитие отдельных отраслей экономики и социальные программы. Мы прекрасно понимаем, что есть исторически сложившиеся отрасли экономики, причём для разных регионов они разные. Грубо говоря, направления развития экономики Кузбасса и, например, Краснодарского края неодинаковы. Да, звучат предложения определить регионы «универсального развития», но мы-то понимаем, что это невозможно. Не только из-за географических и климатических условий, но и положения бюджета, в котором мы сегодня находимся. И если мы хотим увидеть развитие субъектов РФ, то должны уяснить, что экономика их взаимосвязана. И от того, что происходит в одном субъекте, прямо зависит то, что может происходить — с точки зрения экономического роста — в соседних. Поэтому мы должны планировать программу развития экономики макрорегионов, пересекая её с программой развития регионов, вплоть до муниципалитетов. И только тогда этот указ станет законченным документом», — сказал Сергей Меняйло.
Разумеется, один и тот же объект может находиться на пересечении интересов нескольких территорий и нескольких ведомств. Взять арктические регионы: по их развитию существуют госпрограммы, здесь же работает Министерство обороны, здесь же свои проекты реализуют бизнес-структуры. И появляются объекты инфраструктуры, которые подтягивают за собой и социальное, и экономическое развитие. Все эти рассуждения ясны и логичны. Непонятно другое: неужели до настоящего времени действия различных территориальных объединений внутри одной страны (а уж тем более, соседних краёв и областей) не согласованы? По словам полпреда, дела обстоят именно таким образом.
«Мы провели определённый анализ состояния стратегического планирования в субъектах РФ. Есть программы федеральные, программы естественных корпораций, программы отраслевые и региональные. Они во многих вопросах могут пересекаться, а могут не пересекаться. Но оценки, какую эффективность даёт реализация программ разных уровней, мы сейчас дать не можем, потому что они как разрабатывались, так и реализовывались отдельно друг от друга», — заявил Сергей Меняйло.
Удивительно, что чиновник так открыто и категорично говорит о неэффективности работы госаппарата. Более того, в дальнейшей дискуссии прозвучала информация о том, что стратегия развития, созданная в 2010 году, сегодня реализована всего на 30%. И случилось это «не потому что стратегия плохая, не потому что кто-то не хочет работать, а потому что она нереализуема: всё, что можно было сделать, там сделано».
«Сегодня мы имеем множество стратегических документов, оторванных от реальности, поэтому они и не становятся рабочими программами. Когда документы разрабатываются, это происходит без пересечения посёлок-муниципалитет-город-регион-округ-федерация, и мы получаем документы с разрывом. И в этом разрыве оказывается и бизнес, потому что он сам по себе пробивает реализацию проектов на разных уровнях. И фонды не срабатывают, потому что нет взаимосвязи. И те преференции, меры поддержки, которые мы представляем, тоже не дают того эффекта. У нас в Алтайском крае реализован проект особых экономических зон на 80%, а в Республике Бурятия — на 0%. А бюджетные средства вложены и там, и там. Нельзя разрабатывать оторванные от земли установки, документы стратегического планирования. Любая стратегия после того, как она будет разработана, должна перерастать в план реализации — по этапам, по годам», — призвал полпред.
Вот и получатся, что средства тратятся на построения воздушных замков и создание никому не нужных документов. Что разговоры КЭФ-2010 так и остались разговорами.
Дежурный по Сибири
Системный подход – предложение, конечно, хорошее, однако неплохо было бы обозначить некоторые конкретные механизмы решения задачи. Один из них Сергей Меняйло обрисовал: по его мнению, перво-наперво необходимо сформировать новую структуру для управления макрорегионом.
«Любой орган управления строится под те задачи, которые на него возложены. Если мы хотим что-то реализовать, то должны понять, кто это будет администрировать. Должна появиться структура управления макрорегионом — она будет реализовывать соответствующую стратегию. Например, недавно в Архангельске состоялась комиссия по освоению и развитию Арктики. Госкомиссия приняла ряд решений, но на вопрос: «Кто отвечает за Арктику?» последовал ответ: «Госкомиссия». Но госкомиссия не может быть органом для реализации каких-либо решений: это политический совещательный орган. На практике получается, что часть современной структуры строилась не под те экономические и политические и внешнеполитические условия, которые существуют сегодня», — считает Сергей Меняйло.
«Сегодня, к сожалению, нет структуры, которая бы координировала действия всех регионов с самым большим потенциалом в стране. Только Ломоносов ещё помнил, что могущество России будет прирастать Сибирью. Нужна структура, а для её создания необходима политическая воля. Я 15 лет возглавлял дирекцию по развитию Сибири от министерства путей и сообщения. Знаете, можно сколько угодно ругать старую систему, а можно иногда и брать тот богатый опыт. В то время страна каждый день знала, с какими экономическими показателями живёт, на какой уровень выходит. Я ничего не критикую, просто мы сталкиваемся с этой проблемой на местах. Сегодня мы иногда через квартал, а иногда и через полгода узнаём свои экономические показатели. Как можно спланировать развитие транспортных коридоров, энергомостов в таких условиях? Эту проблему надо решать в системе. В прошлом году Хакасия заявила на КЭФ о развитии угольного потенциала: были улыбки, был скепсис. Сегодня мы приросли на 3 миллиона тонн, а через пять лет будет 30 миллионов. О чём это говорит? А о том, что через полтора года случится коллапс на Транссибе. Каждый регион развивается по-своему. О чём говорит Сергей Иванович (Меняйло, — прим. ред.): надо объединить нас! И этот вопрос должен быть решён на уровне руководства страны. Общая экономика должна быть, нет смысла создавать на одно пшеничное поле две мельницы», — поддержал полпреда глава Республики Хакасия Виктор Зимин.
«Сегодня структура управлений — муниципальных, региональных, субъектовых — это очень сложная архитектура, просто неподъёмная. И кому-то необходимо осуществлять контроль, администрирование, вносить изменения. Сегодня на пленарном заседании мы говорили о том, что система госуправления не очень эффективна и перегружена, приходится заставлять чиновников, особенно из госкорпораций, искать точки роста.
При этом были прецеденты, когда вопросами администрирования и контроля занимались региональные министерства. Есть министерство по развитию Дальнего Востока, Северного Кавказа, при этом к ним ещё прирастают фонды, госкорпорации по развитию этих регионов — это огромная машина. Наверное, это целевые задачи государства — развивать именно это эти регионы. Но я пока не услышал ни одного предметного предложения по развитию Сибири. Такое ощущение, что мы самодостаточны, нас не надо регулировать, нам не надо помогать. Но это заблуждение: на нас необходимо обратить внимание», — призвал Андрей Жуков.
В самом центре
Участвующие в обсуждении представители бизнеса также выступили с предложениями – надо отметить, более предметными. Разумеется, каждый преследовал собственные интересы, однако, как уже упоминалось, развитие инфраструктурных проектов может иметь мультиэффект.
Алексей Васильченко, управляющий директор авиационной дирекции промышленной группы «Базовый элемент», обратил внимание собравшихся на исключительно выгодное географическое положение Сибири, которым мы, к сожалению, практически не пользуемся.
«Если мы говорим о потенциале Сибири, то я считаю, что ключевая возможность повышения значимости Сибири на карте России и мира — это клиентоориентированность. Мы, с точки зрения потенциала внутреннего спроса, бедный регион. У нас очень небольшая плотность населения, и совокупный спрос внутри Сибири невысок. Наше будущее — это клиенты вне региона.
Если говорить о транспорте, то мы имеем очень большой транзитный потенциал. Восточная Сибирь находится посередине между востоком и западом страны, между Азией и Европой, между Азией и Северной Америкой. Над нами ежегодно пролетает более 4,5 млн авиационных грузов, но при этом эти грузы совершенно не обслуживаются у нас. Почему? Да потому что рядом существует Анкоридж. Это город в 300 000 населения, а работают они с 2 млн тонн грузов. А ещё рядом Дубай, Сингапур. Мы же с таким потенциалом и с такой удачной локацией не имеем этого груза. Для нас, как для аэропорта «Емельяново», стратегия развития — это выход на международный рынок обслуживания транзитно-трансфертных грузопотоков. Мы проанализировали ситуацию: чтобы клиенты пришли к нам со своим грузом, мы должны им предложить более качественную и более удобную услугу, чем они сейчас имеют в своих уже устоявшихся транспортно-логистических центрах. Речь идёт регуляторной среде: о таможенном регулировании, о налоговом регулировании, о нетарифных способах регулирования, которые у нас присутствуют», — выступил с инициативой Алексей Васильченко.
Для аэропорта Емельяново выгоды подобного проекта очевидны. А вот региону от трансфертных грузопотоков какой «навар»? Но оказывается, подобный проект открывает целый ряд возможностей. Ведь если речь идёт о создании авиационного хаба, то придётся позаботиться и о выходе на автомобильные, и на железные дороги. А ещё лучше добавить и четвёртый вид транспорта — водный, чтобы аэропорт превратился в настоящий мультимодальный транспортный узел. И руководство аэропорта уже наметило проект совместно с РЖД: сообщение от станции Бугач до станции Аэропорт. Получится 30 км грузопассажирской дороги, которая может серьёзно оживить экономику Емельяновского района. Ведь все знают, что вблизи дороги оперативно вырастает и жилой фонд, и производственные мощности, так что проект выглядит многообещающим.
«Модель такого развития хорошо отработана в мире. Мы предлагаем именно точку роста, уверены, что такой подход даст множественный эффект для экономики региона. Это проект бизнеса и государства, и реализовать его можно только совместно. И сегодня мы уже нашли поддержку со стороны правительства края, выразившуюся в создании рабочей группы», — добавил Алексей Васильченко.
Больше зелени!
Другие точки роста обозначил генеральный директор ОК «Русал» Владислав Соловьёв — таковых эксперт выделил четыре. Главный акцент представитель алюминиевого гиганта сделал не на развитии металлургии, как можно было бы предположить, а на «зелёной» энергетике. По его мнению, здесь у Сибири имеются большие возможности.
«Очевидное преимущество регионов Сибири — возобновляемая чистая электроэнергия. Это направление сейчас в мире является основным, оно продиктовано и Парижским соглашением: ближайшие 30 лет мир будет следовать именно этому вектору. И Сибирь здесь даст фору любому региону мира с точки зрения возобновляемых источников энергии, в первую очередь гидроресурсов. Поэтому вся инвестиционная активность должна быть перенесена в это направление. Следующий шаг — это использование этих гидроресурсов. Мы находимся в центре России, соответственно, расстояния до экспортных рынков довольно существенны. Мы должны приложить усилия в развитии обрабатывающих производств, тем более научный потенциал, я считаю, сегодня не раскрыт. Именно поэтому мы считаем, что нужно развивать Красноярскую, Хакасскую технологическую долину. Этих направлений здесь очень много, и если мы сконцентрируемся на них, то это будет той самой второй точкой роста», — сказал Владислав Соловьёв.
Казалось бы, где «зелёная» энергетика, а где «Русал» — не из альтруистических же соображений металлурги встали на путь экологического просвещения. Причём встали дружным строем: эту тему на протяжении долгого времени активно продвигает и Олег Дерипаска (его современный род занятий «Википедия» пространно характеризует как «предприниматель и филантроп»).
«Другого выхода нет. Для нас, инженеров и менеджеров, управляющих компаниями, для финансового сообщества, единственный способ состоит в том, чтобы ввести глобальный налог на выбросы», — сказал Олег Дерипаска в интервью британской газете Financial Times.
Что же касается обязательств по уменьшению по уменьшению выбросов парникового газа, которые уже дали десятки стран, то они, по мнению бизнесмена, не дадут никакого эффекта.
«Мы все знаем, чем они являются, в Британии для этого есть хорошее слово «галиматья». Всем известно, что государства дают их, чтобы ничего не делать и дождаться следующих выборов. Они не хотят подвергаться критике, не хотят иметь дело с серьёзными вопросами», — высказался г-н Дерипаска.
Инициативы, безусловно, актуальны, однако не одни лишь филантропические мотивы движут металлургами. Всем известно, что ГЭС в Сибири во многим работают именно под нужды алюминиевого производства — иначе это колоссально энергоёмкое предприятие попросту не поднять. Развитие гидроэнергетики создателям крылатого металла исключительно на руку. Особенно при условии, что конкуренты «Русала» «кормят» свои заводы углём, а значит, углеродные пошлины сделают российский металл исключительно конкурентоспособным.
Что же касается двух других точек роста, отмеченных Владиславом Соловьёвым, то на них спикер подробно не останавливался. Во-первых, идеи эти обсуждались не один десяток раз, а во-вторых, данные инициативы очевидного экономического подтекста не имели (для металлургического производства, во всяком случае). Перспективными направлениями гендиректор «Русала» назвал туризм («во всех мировых справочниках Сибирь входит в пятёрку самых интересных туристических направлений») и транспорт («мы сидим на пересечении путей Европы и Азии», через нас проходит Шёлковый путь, о котором все так много говорят»).
Идею создания координирующего органа на уровне Федерации бизнесмен также поддержал.
Разумеется, все высказанные предложения заслуживают внимания — по итогам собрания были сформулированы ряд инициатив, которые должны отправиться в правительство. Однако о развитии сибирского туризма говориться уже много лет, но соответствующей инфраструктуры в регионе до сих пор не появилось. Да и вряд ли выгоды географического положения СФО открылись только сегодня. Ключевой вопрос форума сформулировал Андрей Жуков, говоря о многочисленных стратегиях, появляющихся в настоящее время: «Что это: набор документов или тот механизм, который позволит создавать точки роста, позволит системе быть гибкой?».


Сергей Меняйло, 

полномочный представитель Президента РФ в СФО

«Создание указа «Об основах государственной политики регионального развития РФ на период до 2025 года» не должно идти по принципу унифицирования. Я, к примеру, не могу понять, что такое «региональная стоимость квадратного метра». Ведь цена «квадрата, скажем, в Новосибирске или в Мотыгинском районе — это две разные вещи. И мы не сможем создать универсальной конструкции, которую можно наложить на реализацию всего и везде. Мы должны понимать, что переходим или должны перейти к нескольким направлениям развития, которые касаются не одного города, а нескольких субъектов. В указе президента чётко прописано, что макрорегион – это два и более региона, которые связаны с точки зрения своей экономики — вплоть до пересмотра границ ФО. Хотелось бы, чтобы Минэкономразвития привлекало к разработке стратегии глав субъектов, то есть тех, кто это будет эту стратегию реализовывать. Потому что у нас есть видение развития СФО — есть понимание, что, где и как нужно сделать».














Петр Золоторёв,

заместитель председателя ГК «Внешэкономбанк»

«Я бы хотел обозначить приоритеты ВЭБа в Сибири.

Сибирь — это источник природных ресурсов. Причём для ВЭБа это не источник нефти и угля: нам необходимо формировать отрасли передовых материалов и технологий. Это, например, редкоземельные материалы, то есть те направления, где у нас сегодня есть дефицит. Это переход в новый технологический передел — к экономике 4:0. И без тех научных центров, которые есть в Сибири, без природных богатств, которые здесь лежат, мы не выполним эту задачу.

Следующий момент — это транспортная инфраструктура. Мы приветствуем развитие товарных и логистических центров, которые бы работали как на нужды государства, так и на развитие интернета вещей, приграничной торговли, на ускорение товарооборота. Мы такие проекты уже имеем и ими занимаемся.

Стимулирование экспорта — один из важнейших приоритетов. Известно, что ВЭБ — это крупнейший институт поддержки экспорта, он будет продолжать работать, но не на сырьевом направлении, а на направлении поставки высокотехнологичной продукции.

И ещё один немаловажный аспект — кадры. Этот вопрос может решить только государство, хотя мы готовы поддерживать и продвигать это направление. Вчера мы с коллегами выезжали на одно из предприятий (оно специализируется на производстве высокопередельного алюминия и изделий из него — как для внутреннего рынка, так и для экспорта) и рассматривали там проект. Это типичный проект в современной стратегии ВЭБа: инвестиции, сделанные ещё в советское время, не работают, 25 лет стоит законсервированное предприятие в прекрасном состоянии. И встал вопрос: кто будет работать на этом высокотехнологичном комплексе с огромным экспортным потенциалом? Мы видим проблему — отсутствие компетенций. Либо технологических, либо компетенций иметь дело с большими инвестиционными проектами. ВЭБ готов способствовать решению этой проблемы. Мы работаем на федеральном уровне, готовы сотрудничать с властями на местах. Мы заинтересованы в качестве реализации проекта и эффективности его работы, потому что с нас спрашивают именно по факту эффективности проекта. Так что наша задача не раздать деньги, а создать общественно значимые успешные предприятия».


«Промышленные страницы Сибири» №6-7 (120) июнь-июль 2017 г.

скачать pdf

Анна Кучумова.

Новости
 
Контейнеростроительный завод «ТоргКомс-Групп» на выставке «УТИЛИЗАЦИЯ»
Контейнеростроительный завод «ТоргКомс-Групп» представит свою продукцию на......
 
 
Шорт-лист Премии «Оконная компания года 2017» будет объявлен в сентябре
Оргкомитет российской профессиональной Премии индустрии светопрозрачных конструкций......
 
 
Почему оконному рынку нужен собственный «Знак качества»
Совершая повседневные покупки, часто обращаем внимание на......
 
 
Главные тенденции рынка деревянных окон 2017
С начала года в России и за......
 
 
«АПСС-Сибирь 2017» обновляет формат деловой программы
24 мая в Новосибирске пройдет VII Специализированная......
 
 
Конференция «АПСС-Сибирь-2017»: поддержка госструктур и актуальность для Сибирского региона
24 мая 2017 г.  в Новосибирске состоится......
 
 
Выставка «Нефтегаз» и Национальный нефтегазовый форум - комплексный подход к решению задач отрасли
В Москве состоялись ключевые мероприятия отрасли -......
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
   
   
© 2006-2012. Все права защищены. «Единый промышленный портал Сибири»
Цитирование приветствуется при условии указания ссылки на источник - www.epps.ru
© Создание сайта - студия GolDesign.Ru