Сегодня пятница 23 июня 2017 г. 01:21
сделать стартовой в избранное
О проекте
Контакты
Форум
Размещение рекламы
   
 
 
Логин Пароль  
 
 
запомнить на этом компьютере
регистрация  |  если забыли пароль
 
 
№118апрель 2017Промышленная площадка
Кто виноват в том, что в Красноярске грязный воздух?
«В советские времена заводов в Красноярске работало больше, однако экологические проблемы возникли только сегодня». Таково обывательское, однако весьма распространённое мнение. И доля истины в нём есть. Лет 50 назад правобережье города выглядело как строй дымящих труб. С тех пор многие предприятия позакрывались, а те, что продолжают работать, уверяют, что установили суперсовременные системы очистки. При этом горожане регулярно жалуются за запах гари, а чистое голубое небо воспринимают как чудо. То ли в либо в эпоху Советов экологическим проблемам не уделялось достойного внимания, то ли дело в чём-то ещё. Так почему же в Красноярске грязный воздух?

Проблема, как все понимают, исключительно актуальная. А тут ещё и 2017 год объявлен годом экологии, так что поводов обсудить ситуацию и поискать пути решения имеется с избытком. Для этого за круглым столом в красноярском Доме журналиста и собрались экологи, политики и общественные деятели.

Назначим крайнего?
Главный «подозреваемый» у «следствия», собственно говоря, есть. Версия так и напрашивается: свалить всю вину на детище алюминиевого гиганта, то есть на КрАЗ, и дело с концом. Все ведь знают, что производство это исключительно вредное, и под флагом формирующейся «Алюминиевой долины» общественность уже готова похоронить город: дескать, жить в нём после её запуска станет невозможно. Но это всё домыслы, а есть ли против КрАЗа реальные улики?
Оказалось, что собрать реальные доказательства того, что воздух города в большей степени загрязняет алюминиевый завод, не так-то просто. Так что строить «обвинение» приходится на основании улик косвенных. Этим и занялась доктор биологических наук, старший научный сотрудник института леса СО РАН имени Сукачёва Галина Полякова. К проблеме она подошла с неожиданной стороны. Дело в том, что г-жа Полякова занимается высадкой деревьев в красноярском Академгородке. Конкретно учёный работает с сибирской сосной — нашей коренной породой, которая, теоретически, должна очень хорошо приживаться. Однако что-то пошло не так. Специалист имеет возможность наблюдать за всхожестью саженцев с 2008 года, и она отмечает, что в период 2010-2012 года маленькие сосны начали усыхать. Причина обнаружилась быстро — химический ожог. Именно химический, поскольку чахли деревца и в зимний период, когда «свалить» всё на засуху оказывается невозможно.
«Мы предположили, что в воздухе появились некоторые элементы, которые при соединении с водой образует кислоту, а она вызывает ожоги. То есть должны были произойти какие-то изменения, вследствие которых содержание этих веществ увеличилось. Можно было подумать на автотранспорт, ТЭЦ или КрАЗ. Ориентировалась я на последние сводные тома ПДВ, которые вышли в 2012 году (Проект нормативов предельно допустимых выбросов — документ, обновляемый каждый 5 лет, — прим. редакции). И, согласно этим данным, выбросы КрАЗа в разы больше выбросов других предприятий. Причём количество их растёт: скажем, с 1986 по 2012 год объём выбросов алюминиевой пыли вырос в 88 раз. А кто у нас может выбрасывать этот элемент, если не КрАЗ?», — рассуждает Галина Полякова.
Также г-жа Полякова поделилась информаций о том, что объёмы производства алюминия в городе сегодня превосходят все сформированные ранее расчётные показатели. Ещё при строительстве КрАЗа специалисты говорили о том, что рекомендуемые мощности завода — 250 000-300 000 т. К советам этим не прислушались, и уже в СССР предприятие выдавало 800 000 т. Сегодня оно вышло на уровень свыше 1 млн т.
«Конечно, развивались и системы очистки. И долгое время существовали два её блока: функционировала мокрая и сухая очистка. Мокрая предполагала дезактивацию газов с помощью воды и получение в результате жидкого шлама. Работали и шламохранилища: два оказались заполнены, на третье город разрешения не дал. И после этого красноярский завод перешёл исключительно на сухую очистку. Нас уверяют, что работают суперсовременные фильтры и с задачей своей они справляются. Но народная молва говорит, что по ночам фильтры эти никто не включает, поскольку эксплуатация их — удовольствие дорогое. С этой позиции можно объяснить и тот факт, что загрязнение воздуха мы ощущает по ночам, когда большая часть автотранспорта стоит на парковке», — комментирует Галина Полякова.
Интересно, что эту, в целом, ненаучную версию подтвердил присутствующий на круглом столе бывший работник завода, который 16 лет трудился в цехе электролиза. Вот уже несколько лет он не является сотрудником завода, но рассказал, что в прошлом фильтры на ночь действительно отключались. В доверительной беседе бывшие сослуживцы поделились со спикером информацией о том, что так продолжается и до сих пор. На вопрос, почему же заводчане не бьют тревогу, последовал ожидаемый ответ: держатся за хлебные рабочие места, вот и молчат.

Это как посчитать
Но, разумеется, свалить вину за состояние красноярского воздуха на одно-единственное предприятие — значит попросту отмахнуться от проблемы. Копать нужно глубже, а смотреть шире — говорят эксперты.
«КрАЗ — предприятие федерального значения, вся его работа соответствует нормативам. А нормативы эти определяет Ростехнадзор по Красноярскому краю. Дело обстоит следующим образом. Есть квота по выбросам для города, скажем, 200 000 т (цифры эти примерные). И эти 200 000 т распределены между компаниями — сколько тонн каждому из них можно выбросить в атмосферу. И для КрАЗа такие нормативы есть, и завод, по всей вероятности, им соответствует — у нас нет данных, свидетельствующих об обратном. Имеются сведения за 2015 год (за 2016-й отчёты ещё готовятся), которые говорят о том, что КрАЗ выбросил в атмосферу 60 500 т загрязняющих веществ разной категории опасности. Это 47% всех выбросов от стационарных источников. Сегодня завод работает по временно согласованным объёмам выбросов и заявляет, что все мероприятия, согласованные с контролирующими органами, он выполнил. Кроме того, у нас есть данные специалистов заповедника «Столбы». Они много лет проводят исследования о влиянии промышленных выбросов и говорят, что в последние время объём выбросов от КрАЗа уменьшился.
Другое дело, что сегодня мы намерены эти нормативы пересмотреть. Во-первых, у нас меняются природные условия. Во-вторых, есть множество неучтённых источников, скажем, печное отопление. А по нашим данным, оно генерирует чуть ли не половину выбросов. Это большая научная работа, которая в течение года будет вестись. По всей вероятности, её итогом станет то, что общие нормативы уменьшатся, а, соответственно, уменьшатся и квоты для конкретных компаний», — объяснила начальник отдела государственной экологической экспертизы и регулирования деятельности в области обращения с отходами министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края Юлия Гуменюк.
То есть сегодня учтённые нормативами источники, в числе которых и КрАЗ, и ТЭЦ, выбрасывают столько, сколько им положено выбрасывать, а значит, никаких претензий к ним быть не может – если, конечно, не брать в расчёт рассказы сотрудников о работе фильтров, которые документом, собственно говоря, не являются. И только когда надзорные органы эти самые нормативы пересмотрят, будет повод для предметного разговора. А это, как водится, целое дело: экспертизы, согласования, утверждения…
Было бы очень интересно выслушать точку зрения самого КрАЗа, однако его представители к обсуждению не присоединились: изначально дали своё согласие, но в последний момент отказались.
Другие присутствующие на мероприятии эксперты согласились с тем, что сегодняшние методики подсчёта необходимо корректировать, оптимизируя их конкретно под красноярскую ситуацию. Председатель регионального отделения «Российской Экологической Партии «ЗЕЛЁНЫЕ» в Красноярском крае Сергей Шахматов поделился с собравшимися примечательными фактами. На одной из международных конференций ему довелось пообщаться со специалистами-экологами, которые разрабатывали нормативную документацию ещё для СССР, а сегодня готовят обновленную методику расчёта выбросов от стационарных источников, которая появится в следующем году. Естественно, зашёл разговор о красноярском режиме «чёрного неба». Когда столичные эксперты узнали, что таковой за год вводится у нас чуть ли не на 60 дней, они не поверили. Специалисты уверяют, что единственной причиной такого положения вещей может быть ошибочная стартовая информация. В среднем, по статистике «Росгидромета», режим НМУ в населённом пункте — при правильном нормировании — может длиться не более 2% времени, то есть до 7 дней в году. И для улучшения экологической ситуации в городе красноярцам нужно провести инвентаризую всех источников и пересмотреть нормативы для предприятий.

От каждого по способностям
Надо сказать, что Сергей Шахматов также неожиданно отказался от соблазна выбора «крайнего». Хотя до этого в эфире красноярской телекомпании ТВК предъявлял доказательства выбросов КрАЗа. Красноярские «ЗЕЛЁНЫЕ» проводят собственные исследования — так сказать, на «любительском» уровне — никакой сертификации у них на это дело, разумеется, нет. Однако проводить замеры, равно как и делиться результатами закон не запрещает, и вот что намерили борцы за экологию. Во время плотного смога, когда в городе несколько дней стояла безветренная погода, представители экологической партии взяли пробы воздуха на территории КрАЗа, на ТЭЦ, на улицах с большим потоком автотранспорта и в частном секторе. Эксперты обнаружили целый комплекс загрязнений, и основным вредоносным компонентом оказались соединения на основе продуктов горения — их нашлось 60% от общего объёма «добавок». То есть в формирование воздушного коктейля по-красноярски вносят свой вклад и промпредприятия, но добивает это дело печное отопление.
«Надо понимать, что есть выбросы разного класса опасности. И когда мы имеем дело с соединениями пятого класса, нет резона тратить на них ресурсы – решить бы проблему с первым и вторым классами. Поэтому отдельно хочу сказать по поводу бензапирена — безусловно, очень ядовитого элемента. Мы измеряем его количество в воздухе — не по утвержденной методике, а по своей собственной. Мы разбили город на 25 секторов, проводим измерения раз в неделю и составляем некий средний фон по Красноярску. Наша оценка ни на что не претендует, но всё-таки мы пришли к выводу, что в некоторых точках есть регулярные превышения. Причём интересно, что это не районы, граничащие с заводом, потому что бензапирен образуется при сгорании любого углеводородного топлива, и генерирует его не только алюминиевый завод, но и ТЭЦ, и частный сектор, и автотранспорт, объём выбросов от которого вообще никто никогда не мерил», — делится Сергей Шахматов.
«Бонусом» ко всему вышесказанному и ещё один факт, о котором напомнила Надежда Кудряшова, ведущий научный сотрудник Института биофизики Сибирского отделения РАН. Сегодня идут очень интенсивные вырубки зелёных насаждений, а без них ни о каком чистом воздухе не может быть и речи. По данным г-жи Кудряшовой, только в процессе подготовки к Универсиаде было вырублено 100 000 взрослых деревьев и кустарников. В результате мы получаем возможность скачкообразного изменения очищающих способностей окружающей среды — не исключено, что оно уже произошло.
«По сравнению с генпланом застройки города, который создавался изначально, мы потеряли большое количество зелёных насаждений, которые ранее предполагались. Уже было внесено более 300 правок, и многие из них были нацелены на лоббирование интересов застройщиков, в том числе за счёт уничтожения «зелёных зон», — подлил масла в огонь эколог, директор красноярской общественной экологической организации «Плотина» Александр Колотов.
Что делать?
От вопроса «Кто виноват?» по традиции перешли к не менее популярному «Что делать?». Поэтапную программу решения проблемы сформулировал Сергей Шахматов.
«Чтобы владеть полной информацией, чтобы принять верные управленческие решения, нам нужно доработать и запустить систему контроля качества атмосферного воздуха. И здесь мы видим несколько этапов. Во-первых, нужно провести анализ загрязнений воздуха в Красноярске по тем методикам и документам, которые у нас сегодня есть. Это 12-й том ПДВ, который мы считаем недостоверным. Таким образом у нас появится некая отправная точка. Во-вторых, нужно провести честную инвентаризацию стационарных источников, в том числе тех, которые не учитываются в сегодняшнем томе ПДВ, не забыв про транспорт. Сделать это нужно по общепринятой в России методологии, но адаптированной к красноярским условиям. У нас есть свои биологические особенности, особенности застройки, климата, работы автотранспорта. Когда к нам приезжают эксперты из других городов, они говорят, что кажется, что перенеслись в XIX век — так у нас чадят на дорогах. В-третьих, нужно обновить сводный том ПДВ, причём данные нужно перепроверить и отредактировать. В-четвёртых, важно дать оценки существующим мероприятиям, понять, где они являются недостаточными, выявить площади, которые нагружены загрязнениями сверх нормы. И на основании этого должны быть сформированы рекомендации для стационарных источников.
Кроме того, мы сегодня не используем среднефоновые показатели, а это большая ошибка. Нужно понимать, как меняется экологическая ситуация в городе с приходом того или иного предприятия, с проведением у них мероприятий. И вся эта система должна не просто лежать где-то там, она должна использоваться. В частности, при решении вопросов градостроительной политики. Например, когда выбирается место под школу или детский сад или когда определяется, в каком направлении будет развиваться застройка. Должны обязательно учитываться особенности работы промышленных предприятий города», — разложил всё по полочкам представитель экологической партии.

Воздушные перспективы
И похоже, что красноярские власти уже озадачились решением экологических проблем города. Депутат Законодательного Собрания края Александр Симановский рассказал, что на соответствующие мероприятия в региональном бюджете выделены средства — 60 млн рублей. В список запланированных дел входит и увеличение спектра замеряемых веществ, и увеличения числа предприятий, на которых будут производиться замеры. Юлия Гуменюк уточнила, что сегодня в том ПДВ включены более 200 источников, а замеры ведутся по 25 загрязняющим веществам. Этот показатель будет увеличиваться, в частности в ближайшее время начнут в атематическом режиме проводиться замеры по 15 веществам, в числе которых и специфичные для алюминиевого производства. Кроме того уже решается вопрос приобретения оборудования, которое сможет выявлять загрязнения по запаху — а жалобы о том, что в городе пахнет гарью или неопределёнными химическими соединениями поступают постоянно. К тому же исследования, которые позволят скорректировать нормы выбросов для предприятий, также будут финансироваться.
«Что касается КрАЗа, то я категорически не согласен с тем, что вина за качество воздуха лежит только на нём. Да, конечно, мощности его увеличиваются, и очистное оборудование на такие объёмы не рассчитано. И естественно, самый простой способ сократить выбросы — это уменьшить объёмы производства. Я думаю, мы будем рекомендовать КрАЗу переносить часть мощностей на Богучанский алюминиевый завод, потому что там совсем другое качество очистных сооружений», — заверил собравшихся Александр Симановский.
С небес на землю заслушавшихся участников вернул Александр Колотов, который напомнил о том, что прекраснодушные намерения — это, конечно, замечательно, но оценка всё же должна осуществляться по результатам.
«Всем нужно понимать, что выбросы в атмосферу — это безусловное зло. У нас есть предельно допустимые концентрации. Предельные — то есть на грани. Но мы позволяем предприятиям превышать их на регулярной основе. За те налоговые отчисления, которые они вносят в бюджет, горожане расплачиваются своим здоровьем. Мы и 5, и 10 лет назад говорили те же прекрасные слова, но до дела всё это не добирается, уходит, как вода в песок. Взять тот же алюминиевый завод. У них был план по повышению экологичности производства, они его не выполнили, и никаких последствий. То есть законотворцы сказали, что это, конечно, плохо, но сроки продлили. Или ситуация с мобильными лабораториями. Сегодня ведутся разговоры, что нам нужно увеличивать их количество. Зачем? Чтобы они в гараже стояли? Ещё в 2013 году разработали соответствующую концепцию, в итоге ни контрольных цифр, ничего нет. Красноярский край — один из передовых регионов по количеству и качеству экологический концепций. Но когда доходит до реализации, дело всегда останавливается. Сейчас год экологии, отличное время для реальных действий», — высказал общее пожелание эколог.


«Промышленные страницы Сибири» №4 (118) апрель 2017 г.

скачать pdf

Кира Истратова.

Новости
 
«АПСС-Сибирь 2017» обновляет формат деловой программы
24 мая в Новосибирске пройдет VII Специализированная......
 
 
Конференция «АПСС-Сибирь-2017»: поддержка госструктур и актуальность для Сибирского региона
24 мая 2017 г.  в Новосибирске состоится......
 
 
Выставка «Нефтегаз» и Национальный нефтегазовый форум - комплексный подход к решению задач отрасли
В Москве состоялись ключевые мероприятия отрасли -......
 
 
Красноярцев приглашают пройти «Школу ремонта» на майской строительной выставке
17-18 мая на выставке «Малоэтажное домостроение» в......
 
 
Инновационные энергосберегающие стройматериалы представят на выставке «Малоэтажное домостроение»
Красноярцев, которые планируют строительство или ремонт дома,......
 
 
«Меняем взгляд на рынок окон». Круглый стол в рамках Премии WINAWARDS RUSSIA-2017 состоялся в Москве
28 марта 2017 года на выставке BATIMAT......
 
 
Презентация Премии «Оконная компания года 2016/17» на BATIMAT RUSSIA
28 марта 2017 года в рамках главной......
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
   
   
© 2006-2012. Все права защищены. «Единый промышленный портал Сибири»
Цитирование приветствуется при условии указания ссылки на источник - www.epps.ru
© Создание сайта - студия GolDesign.Ru