Сегодня воскресенье 23 сентября 2018 г. 02:06
сделать стартовой в избранное
О проекте
Контакты
Форум
Размещение рекламы
   
 
 
Логин Пароль  
 
 
запомнить на этом компьютере
регистрация  |  если забыли пароль
 
 
№117март 2017Сектор И
Делайте ставки!
Термин «тендер» в лексиконе русскоязычных бизнесменов появился не так уж давно — где-то в середине 1990-х. А вот конкурсные публичные торги — дело для русского рынка привычное. Ещё в XVII веке, при Алексее Михайловиче, придумали выбирать таким способом поставщиков сухарей и муки в Смоленск. С тех пор, между прочим, российские управленцы и пытаются навести в этой системе порядок: чуть ли не каждый последующий руководитель издавал по данному поводу указ.

XXI век, вроде бы, добавил тендерным делам ясности. Последний виток эволюции — Единая информационная система — ресурс, который позиционируется как максимально логичный, доступный и прозрачный, однако до совершенства, судя по всему, ещё далеко. Во всяком случае, ФАС продолжает принимать претензии на организацию очередных тендеров, а участники рынка продолжают делиться комментариями — не всегда, причём, лестными.

Со своей колокольни
Оказалось, что добыть адекватную статистическую информацию, исходя из которой можно было бы оценить эффективность российской тендерной системы, очень сложно. Ей не владеют даже специалисты Ассоциации Участников Закупок (АУЗ), которые, казалось бы, собаку на этом деле съели. Зато у них есть объяснение тому, что общество да и участники рынка высказывают диаметрально противоположные мнения относительно устройства отечественных закупок.
С одной стороны — политики, которые, стараясь привлечь внимание к своей персоне (особенно в предвыборный период), делают исключительно громкие заявления об эффективности тендерной системы. Например, один из известных российских политиков именно несовершенством закупочной системы объяснил падающие сосульки и ВВВВ большое количество бродячих собак в городах.
С другой стороны — чиновники, распределяющие госзаказы.
«Из-за прозрачности торгов эти люди терпят миллиардные убытки, поэтому всячески стараются очернить всю систему и выставить в негативном свете. Это закономерно и предсказуемо. Вор никогда не будет хвалить правосудие», — подчеркнул руководитель аналитического центра АУЗ Владимир Ястребов.
Также есть данные, собранные частными компаниями в результате, так сказать, независимого расследования. Они анализируют собственные клиентские базы, делая при этом выводы об общероссийских тенденциях. Намерения, в целом, благие, результаты непредвзятые, однако далеко не всегда можно говорить о грамотной репрезентативной выборке.
«Отсюда рождаются фантастические заявления о низком интересе малого бизнеса электронным торгам, их недоступности «непосвящённым», 100% коррумпированности и т.п. Откровенные невежества, которые можно сравнить со средневековыми выдумками о ведьмах», — подытожил эксперт АУЗ.
Специалисты Центра Заключения Контрактов (ЦЗК) убеждены, что масла в огонь подливает и само государство, которое не предоставляет полноценных статистических данных в открытом доступе. При этом эксперты уверены, что статистика необходима для того, чтобы оценить эффективность действующей системы закупок, внести необходимые коррективы и дать прогнозы на улучшение показателей.

Один-единственны
Впрочем, есть ряд общих мест, о которых говорят многие участники закупок, а также аналитики. В числе пунктов, вызывающих наибольшее недовольство, закупки у единственного поставщика. Аналитический центр АУЗ проанализировал электронные заказы 2016 года и выяснил, что на упомянутую форму закупок пришлось 23,4% (57% — аукционы, 13% — открытие конкурсы, 1% — запросы котировок, 5,7% — иные способы).
«Закупка у единственного поставщика является наиболее «несправедливой» формой для определения победителя, было бы разумно видеть уменьшение этого показателя. Однако мы видим обратную тенденцию: йпоследние 3 года эта форма набирает популярность среди заказчиков. В 2014 году на ее долю приходились почти 18%, в 2015 году 22%; в 2016 году 23,4%, такими темпами показатель 2017 года может вырасти до 27% или больше» — возмущается Владимир Ястребов.
Правда, эксперты ЦЗК (специализируется на внедрении алгоритмов победы в тендерах) отмечают, что ничего страшного в представленной статистике нет. С их точки зрения, «принципиально не важно, в какой форме проводятся торги — практически каждый лот можно выиграть законными методами, просто для каждой ситуации нужно применять свои подходы, использовать в свою пользу ошибки и нарушения со стороны заказчика и других частников. Даже в случае, когда победитель назван, контракт можно «перехватить» или потребовать компенсацию от заказчика за допущенные нарушения, упущенную прибыль, инициировать многолетнее судебное разбирательство и компенсировать затраты на судебные издержки». При этом эксперты ЦЗК всё же согласились, что при выборе «единственного поставщика» бороться за контракты крайне затруднительно даже самым опытным участникам, поэтому государству нужно вводить ограничения на проведение таких торгов.
Недавно на этом фоне случился конфуз. АО «Уральские радиостанции» почти два года пользовались исключительным правом поставки оборудования оборонным предприятиям. Последние приобретали отечественную продукцию и рапортовали о причастности к импортозамещению. И вдруг оказалось, что станции на самом деле были китайскими: производила их компания Hytera, а «Уральские радиостанции» проверяли их качество и исправность, устанавливали ПО, которое также создавалось в Китае, и оснащали устройством преобразователя речи. После этого товар продавался как российский — под брендом «Эрика». Всё это установила ФАС в ходе проведённой проверки, а сегодня в ситуации разбирается экспертный совет при Минпромторге. Причём изюминка ситуации состоит в том, что фактический владелец группы компаний, в которую входят «Уральские радиостанции», уже отбывает срок за мошенничество.

В погоне за дешевизной
Кроме того, участники рынка хором говорят о том, что самая низкая цена не может быть ключевым фактором при выборе поставщика, поскольку нередко уменьшить цену можно только в ущерб итоговому качеству — неужели в этом смысл столь скрупулёзного выбора исполнителя?
«На рынке сейчас господствуют производители, которые используют некачественные материалы, китайские комплектующие, экономят на всём, чтобы снизить конечную цену своей продукции. Именно потребители создали такую неблагоприятную атмосферу для производителей России. Те немногие российские предприятия, которые хотят выпускать инновационную продукцию, инвестируют в модернизацию процессов производства, в НИОКР и радеют за качество, не могут конкурировать с недобросовестными поставщиками дешевого, но некачественного товара. При проведении процедуры многоуровневых торгов производители вынуждены снижать цену до низкокачественной продукции для сохранения своего присутствия на рынке и в результате работать «в ноль», а иногда и «в минус», что приводит либо к банкротству организации, либо вынуждает находить способы удешевления производства для повышения своей конкурентоспособности. В результате, рынок заполоняет некачественный товар, а заказчик продолжает нести огромные потери, связанные с обслуживанием оборудования», — объясняет генеральный директор АО «ПромТяжМаш» Роман Лабурцев.
«Чтобы оздоровить тендерную систему необходимо реализовать два подхода, выработать другие критерии для победы в торгах (например, 30% — качество; 40% — минимальная цена; 30% — репутация участника) и пересмотреть критерии участников (нельзя, чтобы в миллиардных торгах побеждала фирма, я утрирую, состоящая из 3 человек), — рассуждает генеральный директор ЗАО «Герон» Сергей Булатенко.


Нажми на кнопку — получишь результат
Возникают и сложности, связанные с техническим несовершенством системы. Ведь при выборе поставщика взаимоотношения между участниками рынка возникают посредствам компьютерных программ и интернет-площадок, а техника, как известно, временами даёт сбой. В копилке АУЗ целый сборник историй на заданную тему.
Выиграла, например, компания «Новое время» торги на строительство детского сада. Сумма контакта достигала 150 млн рублей, дело виделось выгодным. Но перед подписанием бумаг выяснилось, что при оформлении банковской гарантии были допущены ошибки. Документы завернули — они были признаны подложными. В результате по вине банка перед «Новым временем» встала перспектива потери не только многообещающего контакта, но и 5 млн рублей, которые они внесли на торговую площадку в качестве обеспечения. К тому же юрлицо попадало в список недобросовестных поставщиков.
Юристы, к которым компания обратилась за помощью, по началу назвали дело безнадёжным: всё согласно букве закона, деньги отправляются в бюджет в качестве штрафа за нарушение условий участия. Дело спасли внимательные финансисты, которые обнаружили в проекте контракта ошибку в 1 копейку. На этом основании удалось признать торги несостоявшимися, а раз нет торгов — нет и штрафа.
Или другая история. Чеченская компания «Идеал-К» выиграла торги, но контракт не подписала: по закону Мёрфи случилось короткое замыкание и сгорел компьютер с настроенным ПО. Этим воспользовался заказчик, которого, вероятно, чем-то не устроил победитель. Задержка в подписании договора стала поводом для расторжения контракта. В этом случае компания также попала бы в реестр недобросовестных поставщиков. Пришлось обращаться в суд, которому удалось доказать, что умышленных недобросовестных поступков «Идеал-К» не совершал, речь идёт о форс-мажоре, а значит, причин для расторжения контакта нет.
АУЗ, правда, не поделился историями, в которых поставщик в результате проблем с «железом» потерял бы деньги или доброе имя — а они, вероятнее всего, есть. Так что совершенно очевидно, что тендерной системе есть, куда расти.


















Евгений Каракайтис,

директор ГК «СЭТ»

«По нашему мнению, современная российская система закупок объединяет всех участников процедуры: это и федеральные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, специализированные организации, электронные торговые площадки, органы единой информационной системы в сфере закупок, потенциальные исполнители (подрядчики и поставщики).

Если проанализировать нормативные документы, Федеральные Законы, разобраться в системе закупок не составляет особых проблем. В случае возникновения вопросов, можно всегда обратиться к заказчику на те электронные торговые площадки, где размещена закупка, за разъяснением непонятного пункта в документации.

На сегодняшний день помимо федеральных электронных торговых площадок существует и огромное количество коммерческих. Для мониторинга площадок, анализа документов, подготовки документов, участия и победы в тендере в компании должен быть, как минимум, один специалист по тендерам, а для развивающихся компаний — целый тендерный отдел.

Сегодня тендерная система основывается на принципах открытости, прозрачности, ответственности за результат. Несмотря на это, в последнее время отмечается увеличение количества жалоб на нарушения в проведении тендеров в контролирующие органы. Таким образом, поставщики не только готовы принимать участие, но и отстаивать свои права, что порождает прозрачную конкуренцию.

Что касается государственных закупок, тут результат нацелен на минимальную стоимость контракта, то есть поставщиком продукции может быть и производитель, и посредник.

В рамках коммерческих закупок у производителей больше шансов попасть в список поставщиков, и на практике мы очень часто сталкиваемся с тем, что крупные заказчики прописывают в своей потребности наименование продукции того или иного производителя и аналоги не рассматривают.

По-нашему мнению, на данный момент существуют как достоинства, так и недостатки тендерной системы. К достоинствам можно отнести:

— расширение бизнеса, увеличение прибыли;

— расширение рынка сбыта — как отраслевое, так и географическое;

— увеличение объёма продаж товаров и услуг;

— экономия на продвижении, поиске новых клиентов и заказов;

— возможность выявить сильных конкурентов.

К недостаткам относится механизм проведения аукционов — понижение стоимости, что существенно влияет на качество. Компании, которые работают на принципах высокого качества, дорожат своей репутацией, бывают вынуждены отказаться от участия в тендере».











Алексей Вошев,

директор по коммерции ЗАО МНТЦ «Диагностика»

«На наш взгляд, современная российская система закупок понятна, но не всегда логична. Какой фактор оказания услуги является приоритетным? В одном случае это стоимость, в другом — условия оплаты, в третьем — качество оказываемых услуг, и этот параметр выбирают крайне редко. На наш взгляд, именно фактор качества оказания услуг по экспертизе промышленной безопасности и должен быть ключевым при выборе поставщика данной услуги. Ведь качественно поставленная услуга в этой области не только оберегает, но и долгосрочно приносит прибыль. Для анализа и мониторинга площадок, на наш взгляд, специальный сотрудник нужен обязательно. Площадок много, как информационных, так и торговых, и одно и то же предприятие может выставляться на разных площадках.

Мы считаем, что с помощью тендерной системы удалось организовать прозрачную систему выбора поставщиков. Практически все крупные коммерческие объединения, муниципальные, корпорации с государственным участием осуществляют закупки через торговые площадки. По сути, любой участник, физическое либо юридическое лицо, может принимать участие в закупках, если соответствует требованиям заявленной документации. Открытость системы — её главное достоинство. Тендерная система, безусловно, помогает начать сотрудничать с крупными корпорациями — если поставщик услуг соответствует заявленным требованиям. С помощью тендерной системы закупок наша организация является поставщиком услуг по экспертизе промышленной безопасности для таких организаций, как «Газпром», «Транснефть», «Роснефть» и многих других.

Из недостатков тендерной системы хочется отметить большое количество площадок, а также их дороговизну, отсутствие единого портала электронных торгов. У каждого холдинга своя площадка, и при этом платная».



























Сергей Булатенко,

генеральный директор ЗАО «Герон»

«Оценивая эффективность и логику современной систему закупок, отмечу, что на мой взгляд, во-первых, многие операции при подаче документации можно элементарно упростить. Например, в век информационных технологий нелогично при участии в закупках дублировать на каждый конкурс одинаковый пакет документации, это отнимает уйму времени и отвлекает от основной работы, кроме того есть риск, что-либо забыть и не подать. Должен быть реализован принцип одного окна, когда существует возможность подать данные один раз в месяц в какую-то государственную структуру, где заинтересованные организации могут проверить необходимую информацию о нас.

Во-вторых, мы периодически ошибаемся, неправильно понимая, что от нас требуется при оформлении документов. И существует высокая вероятность допустить ошибку и не быть допущенными до торгов. Должна быть возможность внесения изменений в некорректно оформленную документацию, в пункты, не связанные с условиями поставки и ценой. Ошибки, в основном, бывают из-за невнимательности. Например, в декабре 2016 года проводился аукцион на право заключения контракта на поставку сварочных электродов для нужд ВВВВ ФБУ «Администрация Ленского бассейна». Наше предприятие ЗАО «Герон» планировало участие в аукционе, но при подаче документов мы в одной из граф не продублировали наличие у нас сертификата Речного Регистра на эти электроды, хотя копии этого сертификата были приложены. На этом основании нас не допустили. Делаю вывод, что для подготовки к участию в подобных аукционах в наших условиях требуется много рабочего времени, наличие подготовленных и внимательных сотрудников, занимающихся только торгами.

Я думаю, что наша система несовершенна и нормальных людей не устраивает. Организатор торгов всегда рискует, ему сложно, ничего не нарушая, корректно описать параметры требуемого товара или услуги (а потребительские свойства ещё сложнее), поэтому есть высокая вероятность, что заказчик получит дешёвый и некачественный продукт – это распространенное явление. Прозрачнее проводить электронные торги, меньше возможности для коррупции и не так хлопотно для всех участников. Заступлюсь за организаторов торгов: они иногда могут повлиять на то, кого допустить и кого не допустить до торгов, и дело здесь не только в коррупции, это один из способов отстранить от участия поставщика с «неподходящим по качеству» товаром, причём риски в интересах предприятия.

Технически, благодаря тендерной системе у производителя есть возможность попасть в список поставщиков крупных госкомпаний или частных корпораций. Но чтобы увеличить их шансы, надо сокращать количество наименований товаров в лотах и дробить их, снижая цену лота. В ВВВВ этом случае увеличится количество участников торгов (из мелкого и среднего бизнеса) и уменьшится коррупционная составляющая за счёт снижения цены вопроса.

Нынешняя система полностью вписывается в концепцию экономического блока нашего правительства, т. к. направлена на снижение закупочных цен и, соответственно, на снижение инфляции в стране. Думаю, со мной большинство согласится: двадцатилетняя борьба с ветряными мельницами (с инфляцией), как главный критерий для привлечения зарубежных инвесторов, нам ничего не дала. И тендерная система, в том виде, как она сейчас организована, для нашей экономики тоже вредна. Поясню: сейчас основной критерий победы в закупке – это минимальная цена, которая стимулирует предприятия на выпуск низкосортной, неконкурентоспособной продукции. Такая продукция не нужна ни в России, ни за рубежом, и нас это не должно устраивать, ведь такие товары — это своеобразное клеймо, по которому судят о стране. О каком экспорте тогда можно говорить?

Кроме того, мне непонятно, зачем каждый раз готовить большой набор документов для допуска к торгам, ведь при этом «нарабатываются» все, не лучше ли вначале определить победителя по упрощенной системе, а уже потом организатору заниматься документацией одного победителя? Такой подход сократил бы количество участников в торгах.

И ещё следует отметить важный момент в тендерной системе, с помощью которого можно оздоровить систему. Должны быть просто правильно прописаны критерии допуска участников к торгам, и обязательно с бальной системой. Например, можно классифицировать участников торгов так: производитель/продавец; опыт в торгах (вносился в перечень недобросовестных поставщиков или нет); товар (отечественный/импортный); поставщик товара (допустить не менее трёх заводов, удовлетворяющих по качеству) и так далее».



«Промышленные страницы Сибири» №3 (117) март 2017 г.

скачать pdf

Анна Кучумова.

Новости
 
«Восточная Техника» празднует юбилей и презентует новый экскаватор
В год празднования 20-летнего юбилея «Восточной Техники»......
 
 
25-й Электротехнический форум пройдёт в Новосибирске
В сентябре новосибирский «Экспоцентр» примет масштабное мероприятие......
 
 
За счёт активов «Сибэко» СГК увеличила выработку электроэнергии
На 28% увеличила выработку электроэнергии СГК за......
 
 
«Норникель» вложится в развитие Сибири
Топ-менеджеры «Норникеля» встретились с полпредом президента России......
 
 
Гидроагрегат №3 Красноярской ГЭС введён в работу после ремонта
Гидроагрегат №3 Красноярской ГЭС пережил капитальный ремонт......
 
 
Потребители должны знать о классе энергоэффективности зданий: эксперты одобрили инициативу Минэкономики
Обсуждение законопроекта №703-р продлится до конца августа.......
 
 
«РУСАЛ» пострадал из-за санкций
Во втором квартале текущего года ОК «РУСАЛ»......
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
   
   
© 2006-2017. Все права защищены. «Единый промышленный портал Сибири»
Цитирование приветствуется при условии указания ссылки на источник - www.epps.ru
© Создание сайта - студия GolDesign.Ru Мужской трикотаж от производителя homestyle-iv.ru.