Сегодня четверг 17 октября 2019 г. 12:21
сделать стартовой в избранное
О проекте
Контакты
Форум
Размещение рекламы
   
 
 
Логин Пароль  
 
 
запомнить на этом компьютере
регистрация  |  если забыли пароль
 
 
№107март 2016Актуально заявить
Много шума из ничего
Слово «импортозамещение» сегодня уже набило оскомину. Шуму подняли предостаточно, из каждого утюга слышится: «Поддержим отечественного производителя!», «Разовьём региональные производства!». На различных уровнях регулярно принимают акты и программы, призванные помочь российской продукции вытеснить с рынка заморскую. На словах все они выглядят логично и эффективно, а вот как обстоят дела на реальных производствах в стране? О том, как в сложившейся ситуации себя чувствуют малые предприятия, мы поговорили с генеральным директором ГК «Алберг» (красноярской компании, осуществляющей производство алюминиевых радиаторов) Александром Миллером.

— Отразилась ли принятая политика импортозамещения на работе производителей Красноярского края? Ощущаете ли вы, как представитель малого бизнеса, поддержку «сверху»?
— Я могу сказать, что каждый год ухудшаются условия для малого бизнеса. Я сегодня не назову ни одного предприятия их малых, которое бы выбилось в среднее. Это при том, что доля малого бизнеса в нашей стране составляет около 3% от объёма ВВП. Это практически в рамках статистической погрешности. Но при этом этот сегмент решает глобальнейшую социальную задачу – обеспечивает людей рабочими местами. Ну так и оставьте его в покое: пусть производители работают, пусть выживают. А есть ощущение, что ведётся методичная работа по уничтожению этой части рынка.
Что касается импортозамещения и различных форм поддержки. Они, может быть, и работали бы, но мешает существующая система управления. Она построена таким образом, что наши руководители не отчитываются по конечному результату – а это ведь самая эффективная форма отчёта. Все управленцы довольствуются тем, что отписываются: президент даёт поручение, они отчитываются, что дали такие-то поручения дальше – и всё. Вот, например, во всех странах власть защищает своих товаропроизводителей: устанавливает квоты, преференции. У нас в своё время были установлены преференции для отечественных товаропроизводителей. Логика была такая: если по госзаказу на каких-то торгах участвуют российские и зарубежные производители, которые предлагают одинаковую продукцию, то я, на правах местного, могу на 20% больше цену выставлять, и должны были покупать у меня. И это абсолютно правильно: это налоги в бюджет, это возможность развития для региона. Отличная система, но ничего же не работает, ведь кто-то должен следить за выполнением приказа. И так ни один документ у нас не выполняется.

— А Вы можете привести пример из опыта своей работы, когда при прочих равных условиях заказчик из региона предпочёл не региональную, а импортную продукцию?
— Сколько угодно. Только сегодня получил документы по торгам. Определяют поставщика по проекту в Железногорске, в нескольких домах делают капитальный ремонт. Там порядка двух тысяч секций – это мне меньше двух дней работы. Начинаю смотреть проектную документацию: заложен радиатор по цене 590 рублей за секцию. Рассматривается ещё четыре или пять вариантов, среди которых итальянские и китайские, последние стоят 433 рубля за секцию. Мой стоит 330 рублей, а его даже не рассматривают. А, между прочим, в прошлом году министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров издал приказ, где конкретно указана продукция, подлежащая импортозамещению, в том числе там есть радиаторы алюминиевые. За Уралом мы единственное предприятие, которое их производит. Более того, алюминиевый профиль изготавливается тут у нас в Красноярске. И теперь я хочу по поводу проекта в Железногорске начать войну, чтобы проектная организация всё-таки исполняла постановление правительства.

— Реализуется ли обещанная поддержка в виде сниженных процентных ставок?
— Реализуется, только это тоже не помогает. Нам сказали, что предприятия, которые будут заниматься импортозамещением, получат преференции в виде процентных ставок. И сегодня я могу под 12-13% получить, правда, всё это адский труд – если один из десяти заявителей пройдёт, то это будет чудо. А рентабельность производства — это во всём мире так — 5-6%. Вот и считайте.

— Какие ещё препятствия на пути развития малых предприятий вы видите?
— Импортозамещение — это в нашем случае синоним конкурентоспособности. Чтобы в нашей стране действительно начало развиваться импортозамещение, необходимо создать условия хотя бы равные тем, в которых работают наши конкуренты за границей. Существуют четыре основных принципа, которые остаются неизменными на протяжении многих лет.
Во-первых, материалы — в широком смысле этого слова. Практически все материалы для своего производства мы сегодня покупаем за границей, в том числе и инструмент для наших станков. Соответственно, себестоимость растёт — в два или три раза дороже получается. Сюда же мы должны включать и налоги. Мы единственная страна в мире, которая в период кризиса увеличивает налоги для малого и среднего бизнеса — каждый год процентов на 10-15.
Второе — это машины, технологии, оборудование. Мы их тоже не делаем, а покупаем иностранные. И цена, следовательно, опять растёт. Сюда же входит энергетика. Все-таки мы зимняя, северная страна и потребляем намного больше энергии, чем тот же Китай. Я недавно был на чешском предприятии по производству радиаторов, так вот оно зимой не отапливалось, даже ворота стояли открытые, потому что хватало тепла от работы всего оборудования. У нас так не побалуешься. А стоимость тепловой энергии просто зашкаливает. У меня предприятие в том числе и в Железногорске, и там принято «гениальное» решение: остановить атомный реактор, который отапливал весь город, освещал его и давал самую дешёвую в Красноярском крае энергию. Вместо него и построили Сосновоборскую ТЭЦ, которая в настоящее время, чтобы добиться окупаемости, увеличила в 3 раза стоимость тепловой энергии. Для того чтобы была электрическая энергия, протащили ЛЭП, которая тоже должна окупиться. И всё это ложится как амортизационные отчисления на нашу продукцию.
Третье — кадры, квалифицированная рабочая сила, люди, которые должны работать и управлять производством. Это тема для отдельной статьи, но здесь мы тоже никакими преимуществами похвастаться не можем.
И четвертое — это деньги. Без денег мы ничего не можем, не можем купить материалы, технику, а, следовательно, не можем стать конкурентоспособными. Я уже говорил про систему торгов, про банковские кредиты. Оборотных средств у малых предприятий сейчас просто нет. В Красноярске в городском бюджете в этом году нет ни одной копейки на поддержку малого и среднего бизнеса. Плюс инфляция. Как сказал Олег Дерипаска, нулевая инфляция только на кладбище.
Тот, кто имеет преимущество по всем четырём составляющим, тот имеет преимущество на рынке. У нас — производителей Красноярского края — нет плюсов ни по одному пункту. Хотя и по всей стране ситуация такая же.

— Тот факт, что в нашем регионе работает один из крупнейших заводов по производству алюминия, не меняет ситуации?
— Наши крупные предприятия торгуют по цене Лондонского рынка. За прошлый год цена алюминиевого профиля увеличилась в два раза. Поскольку мы делаем радиаторы алюминиевые, металл составляет более 70% от себестоимости нашей продукции. Так что мои оборотные средства стали более чем в два раза дороже. А продать я не могу в два раза дороже, меня Китай прижал.
Не надо думать, что красноярским производителям алюминий достаётся дешевле. Мы покупаем алюминий по той же цене, что весь мир, причём они берут в Лондоне, на тех складах, потом привозят к себе, а мы здесь через дорогу покупаем, но по той же цене. Таможенных сборов никаких, а цена та же. И если бы только та же! Дерипаска добился от Путина дополнительной премии за риски — 350 долларов за тонну. И если я здесь буду покупать, это обойдётся процентов на 10 дороже, чем на Лондонской бирже.В 
В конце прошлого года гендиректор «Русала» написал письмо Путину, где просил оказать поддержку и помощь в глубокой переработке алюминия на территории Красноярского края. Там 12 пунктов пошагово, Путин их все подчеркнул и направил письмо Медведеву и Новаку. Там определённые поручения, в том числе и по вопросу создания Алюминиевой долины на территории города. Тоже неидеальный вариант развития событий, но эффект бы был. Но я не слышал, чтобы совещания по этому поводу проводились и вообще дело как-то двигалось.

— Расскажите, как обстоят дела в существующих фондах поддержки. Реально ли получить здесь помощь?
— Расскажу. Рассказ будет называться «Хождение по мукам». С местными фондами я не работаю — в них не верю совершенно. Я уже подал заявки в Фонд развития промышленности РФ, в фонд «Северо-Восток» «Росатома», в Фонд импортозамещения при Министерстве промышленности РФ, я уже не говорю про местные. Но нигде нет денег!
У нас же какая система — замещение при кредитовании в банке денег предприятия деньгами фонда. То есть банки никто не обижает, если они хотят 20%, то их получат, просто часть отдаст государство. Я прихожу в фонд, они мне говорят: «Принеси нам гарантию банка, что они тебе эти деньги дадут, а мы дадим гарантию, что ты получишь их под низкий процент». Следовательно, я должен у банка получить гарантию. Начинаю к ним ходить, а при сегодняшней системе оформления кредита ноги стаптываются по самый кадык. И ещё не факт, что пройдёшь, что дадут тебе этот кредит. Залоговая составляющая сегодня уже почти ничего не стоит, она падает и падает. Если когда-то мы что-то имели за свои здания и сооружения, то сегодня наши технологии вообще не принимаются в расчет, оборудование просто не заложишь. И банк, который может дать кредит, ставит условие, чтобы у меня были развитие и рост. А если у меня это есть, я к ним зачем пойду?
Даже на разработку новой продукции сложно получить какие-то средства. Мы в прошлом году разработали совершенно новый радиатор биметаллический из алюминиевого профиля. Его не делает никто в мире. Я обратился к генеральному директору «Сиалко» — крупному производителю алюминиевой продукции, который меня поддержал, и теперь мы совместно осваиваем это производство. Опытный образец мы сделали, для серийного выпуска нам нужно изготовить пять единиц дополнительного технологического оборудования и три единицы оснастки — инструмента для изготовления профиля, ну а потом надо выстроить технологическую цепочку, изготовить профиль и начать производство. Я ни по линии науки, ни по каким другим не могу получить помощи. Мне нужна не такая большая сумма на подготовку производства — 4,2 млрд рублей, однако добиться сегодня ничего не могу. Вот и выбираемся сегодня своими силами, без единой копейки поддержки.


«Промышленные страницы Сибири» №3 (107) март 2016 г.

скачать pdf

Анна Кучумова.

Новости
 
В Москве стартует международная выставка Weldex 2019
Сегодня в московском выставочном центре «Сокольники» стартует......
 
 
«Техническая лаборатория» предлагает электронный смеситель газов Ar+CO2 Ar+CO2
Компания «Техническая Лаборатория», поставщик сварочного и металлообрабатывающего......
 
 
Новые фрезы GARANT Master Alu для высокопроизводительной обработки алюминия
Производительность, надёжность процесса и эффективность, присущие инструменту......
 
 
«Росэлектроника» будет поставлять герконы на североамериканский рынок
Фото: rostec.ruХолдинг «Росэлектроника» Госкорпорации Ростех начинает поставки......
 
 
Новые правила для независимой оценки пожарного риска
С 2018 по 2019 год вступили в......
 
 
«Швабе» обеспечит Узбекистан питьевой водой
rostec.ruХолдинг «Швабе» Госкорпорации Ростех запустил в Джизакской......
 
 
Инновация на рынке подшипников от NTN-SNR
Производитель подшипников NTN-SNR представил инновационную новинку KIZEI......
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
   
   
© 2006-2017. Все права защищены. «Единый промышленный портал Сибири»
Цитирование приветствуется при условии указания ссылки на источник - www.epps.ru
© Создание сайта - студия GolDesign.Ru